" 1 8 A C D G I K M N O P S T « А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я 
  • M1 "АБРАМС"  —   M1 "АБРАМС"        История создания самого современного американского танка Ml “Абрамс” восходит в концу 50-х годов, когда на фирме Пасифик Кар Корпорейшн было разработано экспериментальное гусеничное шасси. Предполагалось, что шасси послужит основой для дизельного 30-тонного среднего танка Т95, вооруженного 105-мм пушкой во вращающейся башне, и 175-мм самоходной артиллерийской установки Ml 07. Опытный танк был изготовлен в 1956 г., в 1957 г. на него установили башню от танка М48 с 90-мм орудием, в 1959 — более совершенную 105-мм башню от М60. В начале 60-х годов “экспериментаторы” добрались до моторно-силовой установки — 700-сильный дизель сменила газовая турбина. Танк подготовили к монтажу очередной башни, на сей раз с опытным орудием калибра 152 мм, однако стало очевидно, что базовая конструкция на рассчитана на столь радикальное нововведение, вызвавшее значительное превышение массы машины по сравнению с первоначальными тридцатью тоннами.        Новый импульс параллельной М60 танковой программе придал в 1963 г. министр обороны Роберт Макнамара — большой сторонник разного рода “единых” программ, самой известной из которых стала авантюра с разработкой общего для ВВС и ВМС США истребителя F-111. Будущий основной боевой танк МВТ-70 (Main Battle Tank — основной боевой танк 70-х годов) предназначался для оснащения армий США и ФРГ. Строго говоря, общий НАТОвский танк — изобретение отнюдь не Макнамары: в 1956 г. Франция, Германия и Италия приняли программу создания единой боевой машины. Как и следовало ожидать, из-за различных тактических требований к танку, политических и экономических разногласий, каждая страна пошла своим путем: немцы сделали “Леопард-1”, французы — АМХ-30, а итальянцы просто купили в США пару сотен М60А1. Пессимисты-реалисты по обе стороны океана предсказывали подобную судьбу детищу Макнамары, однако к ним не прислушались.        В МВТ-70 конструкторы внедрили массу технических новинок: гидропневматическую подвеску, уникальную систему управления огнем, мощное бронирование. Как следствие — стоимость серийного экземпляра (в случае развертывания массового производства) крутилась в районе 1 млн. долл. Более наглядно дороговизну танка показывает сравнение его цены с ценой массовых послевоенных американских танков, приведенной к “общему знаменателю” - курсу доллара в 1945 г.: МВТ-70 — 475 000 долл., М60А1 — 154 000, М26— 109000.        МВТ-70 вышел на испытания в очень неподходящее время; конец 60-х годов из-за войны во Вьетнаме ознаменовался в США резкими антивоенными настроениями: под давлением общественности Конгресс пересмотрел ряд программ разработки новой техники в сторону сокращения из-за их дороговизны. МВТ-70 посчитали слишком дорогим и сложным. кроме того, эпоха Макнамары окончилась, и многие его начинания были преданы анафеме. Разбор судьбы МВТ-70, весьма неординарной машины, выходит за рамки данной статьи, однако уместно заметить, что дороговизна этого танка — аргумент весьма относительный — ХМ-803, преемник МВТ-70, в ценах 1945 г. тоже получался не дешевым — 309 000 долл. А венец эпопеи “основного боевого танка 70-х годов” — Ml “Абрамс”, который задумывался как упрощенный вариант ХМ-803, по своей стоимости далеко “переплюнул” своих прародителей.        В 1970 г. пути немецких и американских танкостроителей разошлись. Немцы стали делать новую машину, из которой вырос “Леопард-2”, а американцы, после некоторых колебаний, все-таки решили продолжить развитие проекта МВТ-70. Переработанный проект получил обозначение ХМ-803. “Обновление” заключалось в упрощении конструкции с целью снижения стоимости и технического риска, но конструкторы и военные так и не смогли достигнуть компромисса по финансовым вопросам с Конгрессом: администрация Никсона “зарубила” программу в декабре 1971 г. В качестве “утешительного приза” военно-промышленному комплексу США предписали начать разработку перспективного танка 80-х годов — будущего “Абрамса”. Впервые в истории США разработка машина велась на конкурсной основе фирмами Крайслер и Дженерал Моторс.        Разработка технического задания на танк 80-х годов ХМ1 началась в январе 1972 г. Первоначльные прикидки ТЗ рисовали будущую машину совершенно непохожей на то, что получилось в конечном итоге. Танк должен был по комплексу боевых свойств превзойти М60АЗ, но при этом не выйти за 40-тонное ограничение по массе; ограничение по массе в 40 т появилось из-за желания установить на машину существующий 1000-сильный двигатель и сохранить высокую удельную мощность. Защищенность — на уровне ХМ-803, но система управления огнем — гораздо проще (экономия, однако; по этой же причине пришлось отказаться и от гидропневматической трансмиссии).        Все американские танки страдали общей болезнью — высокий силуэт, облегчающий их обнаружение и поражение, ХМ1 предстояло переломить эту традицию. За ориентир взяли высоту шведского танка STRV-103, но безбашенный вариант не подходил по причине ограниченных углов обстрела орудия. В качестве компромисса вырисовывалась машина с “бункером” МТО в кормовой части корпуса и башней, имеющей ограниченные углы обстрела (+/-95 или 120° от оси, развернуть пушку назад мешал “бункер”). Дискуссию вызвал калибр орудия — предлагались разнообразные пушки: калибром 105 или 110 мм, 152 мм. Окончательное решение по калибру и типу орудия (нарезное /гладкоствольное) эксперты отложили на потом, а в техническом задании на прототип ХМ1 оговорили необходимость установки 105-мм пушки М68. Вспомогательное вооружение — спаренная с основным орудием 25 — или 30-мм автоматическая пушка “Бушмастер”, предназначенная для поражения лег-кобронированных целей и вертолетов. Экипаж танка — три человека. Доктор Джон С. Фостер, отвечавший за разработку ТЗ в министерстве обороны характеризовал перспективный танк следующим образом:”... его подвижность эквивалентна подвижности танка ХМ-803, к которому он должен быть конструктивно близок, но система управления огнем — значительно более простая. Основные усилия при проектировании следует направить на достижение простоты конструкции, снижение себестоимости, увеличение надежности и улучшение ремонтопригодности.” Работа над составлением ТЗ заняла шесть месяцев. При разработке задания рассматривался как вариант отказ от ХМ1 вообще, в пользу дальнейшего развития М60.        Хотя задание на ХМ1 Пентагон выдал, неясностей в программе оставалось немало. Предлагалось использовать задел, наработанный по МВТ-70 и ХМ-803, при этом машина должна вписываться по боевым возможностям в нишу между М60 и ХМ-803.        Вместе с тем делался реверанс в сторону НАТО — в качестве “платы” за принятие на вооружение ВВС альянса самолета ДРЛО и управления Е-3А “Сентри” предусматривалась совместная работа с немцами по адаптации “Леопарда-2” под требования армии США. Инженеры Крайслера и Дженерал Моторс раздумывали, что же им делать: еще “упрощать” МВТ-70, “рисовать” новую машину или же “перелицовывать” немецкую “зверюгу”.        Работа над совершенствованием официальной бумаги на создание ХМ1 продолжилось в специальном управлении министерства обороны, сформированном в сентябре 1972 г. Штаб-квартира управления разместилась в г. Уаррен, шт. Мичиган. Окончательно концепцию танка, требования к нему и временные рамки программы, сформулировали в январе 1973 г. Финансовые проблемы ставились во главу угла — еще полгода на разработку концепции было затрачено как раз по причине “совместить желания (военных) с возможностями (Конгресса)” . Стоимость одной серийной машины определили в 507 790 долл. в ценах 1972 г. при условии заказа 3300 танков — весьма оптимистичный прогноз!        Программа включала три этапа:        1. 1974-76 гг. — оценка концепции в процессе сравнительных испытаний прототипов фирм Крайслер и Дженерал Моторс, выбор прототипа;        2. 1977-80 гг. — доводка прототипа, подготовка серийного производства. изготовление установочной партии, принятие на вооружение;        3. 1981-90 гг. —серийное производство и модернизация.        Контракт на проектирование и постройку опытных машин с представителями Крайслера и Дженерал Мотор Пентагон подписал в июне 1973 г., а уже осенью концепцию пришлось пересматривать в свете опыта арабо-израильской войны “судного дня” и затруднений в создании пушки “Бушмастер”. С “Бушмастером” разобрались до неприличия просто — отказались в пользу традиционного пулемета винтовочного калибра, а вот боевой опыт диктовал более глубокие изменения — требовалось увеличить дистанцию эффективного поражения бронированных целей и количество снарядов в боекомплекте; еще больше усилить бронезащиту, особенно барбета башни, согласно статистике — наиболее уязвимого места в лобовой проекции танка, а также уменьшить время на подготовку машины к бою за счет увеличения надежности систем и агрегатов и улучшения их ремонтопригодности.        Здесь уместно несколько вернуться назад: еще на стадии формулировки концепции основной задачей ХМ1 определили борьбу с бронетехникой противника — советскими танками. Таким образом, проектировался “противотанковый танк”, а война 1973 г. была чрезвычайно богата как раз дуэльными ситуациями, особенно — на Голанских высотах. Неслучайно именно выбор орудия для танка 80-х годов стал камнем преткновения. Военные сначала безоговорочно поддерживали прекрасно зарекомендовавшую себя 105-мм нарезную пушку М68. Ее установка отчасти решала проблему стандартизации танковых орудий в странах НАТО (до 90% НАТО'вских танков были вооружены или М68, или ее английской предшественницей L7). В боекомплекте 105-мм снарядов можно разместить больше, чем 120-мм, а проблему усиления огневой мощи предлагалось решить путем принятия на вооружения новых бронебойных снарядов с урановыми сердечниками. По оценкам экспертов, перспективные боеприпасы ХМ-774 вполне решали задачу борьбы с типовой целью — танком Т-62. Однако ситуация изменилась после массового появления в частях Советской Армии Т-72 и Т-80, вооруженных 125-мм пушками и имеющих усиленную по сравнению с Т-62 бронезащиту.        Танки эти новостью для американцев не стали, однако со сроками их развертывания ЦРУ и прочие аналогичные организации ошиблись лет на пять - семь: ожидалось, что Т-72 пойдут в войска лишь в 80-х годах, и у западных конструкторов будет временной запас для создания адекватного ответа. Поэтому появление новых танков с исключительно мощной пушкой и улучшенной бронезащитой поставило под вопрос всю концепцию ХМ1.        Многие специалисты, особенно немцы и англичане, считали, что достойно противостоять советской угрозе могут только танки со 120-мм пушками; англичане, правда, отдавали предпочтение нарезным орудиям, а немцы — гладкоствольным. Мнения американских экспертов разделились, большинство, все-таки, по-прежнему склонялось к хорошо проверенной 105-миллиметровке. Эксперты, реально, могли выбирать только из двух пушек: 105-мм М68, или 120мм гладкоствольная фирмы Рейнметалл. Английская 120-мм пушка для установки на ХМ1 не подходила из-за несоответствия уже разработанным башням по узлам крепления и балансировке. Окончательный спор об орудии должны были решить сравнительные отстрелы 105- и 120-мм пушек из “гибридной” башни танков ХМ, предусматривающей возможность установки обеих пушек.        Фирмы-соперницы подготовили свои изделия для испытаний в феврале 1976 г. Оба танка были спроектированы по классической схеме: отделение управления впереди, боевое отделение — в средней части корпуса и моторно-трансмиссионное — в задней. Пушка установлена в башне кругового вращения. В качестве силовой установки инженеры Дженерал Моторс использовали V-образный дизель воздушного охлаждения Теледайн Континентал AVCR-1360-2 с турбонаддувом мощностью 1500 л.с. (представляет собой развитие мотора, использовавшегося на МВТ-70 и ХМ-803), на танке Крайслера был установлен 1500-сильный трехвальный газотурбинный двигатель Авко Лайкоминг AGT-1500. Отличались опытные машины и ходовой частью: Дженерал Моторс использовала комбинированную — по шесть катков на борт, три из которых имеют гидропневматическую подвеску, а три — торсионную; на танке Крайслера имелось по семь опорных катков на борт с индивидуальной торсионной подвеской. Башни обоих образцов ХМ1 сконструировали с учетом возможности установки в них как 105мм нарезной пушки М68, так и 120мм гладкоствольного орудия немецкой фирмы Рейнметалл. Разработчикам удалось “втиснуться” в оговоренные заданием 58 “коротких” американских тонн (52,6 метрические тонны).        На первом этапе испытаний (DT-1, технические испытания), который проводился на Абердинском полигоне, шт. Мэриленд, танки водили “фирменные” гражданские экипажи. Затем прототипы передали в руки военных (ОТ-1, войсковые испытания первого этапа). Они гоняли машины в Форт-Ноксе и Форт-Худе. Детальный анализ результатов испытаний выявил победителя: 12 ноября 1976 г. прототип фирмы Крайслер выбрали для дальнейшей, полномасштабной, разработки основного боевого танка армии США 80-х годов. Собственно, решение оформили уже пост фактом, — выбор был сделан еще в июле, задержка объяснялась очередным изучением возможности кооперации с немцами. “Леопардовая” тема нашла свое продолжение в подписанном 11 декабря 1976 г. меморандуме о взаимопонимании в области танкостроения между США и ФРГ. Меморандум предусматривал сравнительные испытания “Леопарда-2” и ХМ1 в США и принятие на вооружение танка-победителя. Об этих испытаниях подробнее можно прочитать в журнале “Техника и Вооружение” N 9 за 1998 г. У “Леопарда” американцам не нравилась 120-мм гладкоствольная пушка, в свою очередь немцы с подозрением относились к газовой турбине ХМ1, но самое главное ни американские, ни германские промышленники делиться прибылями не пожелали, в результате на вооружение в США и в ФРГ были приняты совершенно разные машины.        Сам же меморандум вызвал сильное раздражение на Капитолийском холме, соглашение предусматривало если не принятие на вооружение единого танка, то хотя бы унификацию по пушке, двигателю, гусеницами и т. д. По мнению военной комиссии        Конгресса усилия по максимальной унификации узлов и систем приводят к срыву сроков выполнения программы, ее удорожанию и снижению характеристик танка ХМ1. В 1978 г. меморандум де-факто был придан забвению, в частности американцы отказались от проведения испытаний ХМ1 с немецким дизелем.        Для испытаний второго этапа (технические DT-II и войсковые ОТ-II испытания) фирма Крайслер изготовила 11 опытных образцов танка ХМ1. Испытания DT-II проводились с марта 1978 по сентябрь 1979 г., ОТ-II — с мая 1978 г. по февраль 1979 г. Еще до завершения второго этапа в конце 1978 г. Пентагон дал разрешение на постройку установочной партии из 110 танков, предназначенных для участия в испытаниях третьего этапа и для обучения личного состава танковых подразделений. Третий этап завершился в 1980 г., после чего танк под обозначением М1 “Абрамс” был принят на вооружение армии США; фирма Крайслер получила заказ на постройку первой партии серийных танков (352 машины). Название Ml получил в честь командующего американскими войсками в Вьетнаме на заключительном этапе “грязной войны” генерала Крейтона Абрамса.        Испытания второго этапа проходили неровно и нервно. Дело тут в обострившемся внимании к программе ХМ1 со стороны “надзирателя” военно-промышленного комплекса США — Главного счетного управления (GAO), которое в апреле 1979 г. направило в конгресс исследовательский отчет о состоянии дел по программе. В отчете отмечался ряд значительных недоработок в конструкции танка и его систем, вследствие чего министру обороны Гарольду Брауну рекомендовалось отсрочить начало серийного производства или уменьшить объем заказа до устранения отмеченных замечаний. Нарекания вызывала, в первую очередь, ненадежная работа турбины; ненадежная настолько, что предлагалось заменить ГТД дизелем от танка-конкурента или английским дизельным мотором Роллс-Ройс CV12.        В спешном порядке три прототипа прошли модернизацию и на испытаниях, проведенных во второй половине 1979 г., показали более-менее удовлетворительные результаты по надежности работы систем. Так, если до составления отчета GAO танк между поломками проходил в среднем 129,5 миль, то модернизированные прототипы — уже 299 миль. Новый отчет “надзирателей”, датированный январем 1980 г. констатировал:”... достигнут прогресс в преодолении многих проблем, связанных с надежностью.” Однако проблема турбины с повестки дня не снималась: “Остаются сомнения в отношении использования ГТД в свете сохраняющегося большего числа отказов.” GAO опять настаивало на отсрочке серийного производства и советовало начать полномасштабное проектирование дизельного варианта ХМ1 на фирме Крайслер. Под сомнение поставлена была и сама величина среднего “безотказного” пробега, поскольку, как выяснилось, в ходе испытаний танки подвергались техническому обслуживанию и мелкому ремонту, дабы не прерывать процесс (испытаний).        Уже первый, апрельский, тревожный рапорт чиновников из GAO побудил Пентагон привлечь девять независимых экспертов для разбора сложившейся с силовой установкой танка ситуацией. Эксперты внимательнейшим образом проанализировали все вопросы, связанные с ГТД танка ХМ1 и только в феврале 1980 г. выдали свое заключение. Крупнейшие в США авторитеты в области моторостроения высказались в пользу турбины, как более прогрессивного технического решения. Они не только вынесли вердикт, но и рекомендовали ряд конкретных мероприятий по доработке ГТД AGT-1500. Можно сказать, что эти девять человек дали путевку в жизнь танку Ml “Абрамс”.        Первые серийные танки М1 “Абрамс” были изготовлены в 1980 г. на государственном танковом заводе в Лиме, шт. Огайо, однако массовое производство началось только в сентябре 1981 г. Первый серийный танк получил собственное имя “Тикондерога” - такие надписи украшали башни танков батальона, которым в годы второй мировой войны командовал Крейтон Абрамс. В 1982 г. танковое отделение фирмы Крайслер Корпорэйшн купило отделение Лэнд Системз крупнейшей американской военно-промышленной корпорации Дженерал Дайнемикс. В том же году началось серийное производство “Абрамсов” еще на одном государственном танковом заводе — Детройтском арсенале, г.Уоррен, шт. Мичиган. Оба завода взяты в аренду корпорацией Дженерал Дайнемикс. Нормальный темп производства составлял 70 танков в месяц, рекордным стал октябрь 1986 г., когда танкостроители обоих заводов выдали 103 “Абрамса”. Производство “базового” варианта Ml прекратилось в январе 1985 г., всего построено 2374 танка этой модификации.КОНСТРУКЦИЯ ТАНКА M1 “АБРАМС”        Опытные танки, предназначенные для испытаний второго этапа, значительно отличались от ХМ1: кресло механика-водителя было установлено по оси корпуса танка, а не слева от нее, башня имела совершенно другую форму с более простыми очертаниями. Именно эти танки стали непосредственными предшественниками “Абрамса”.        Корпус танка представляет собой сварную конструкцию с большим углом наклона верхнего лобового бронелиста.        В передней части корпуса находится отделение управления объемом 2,5 м куб. Регулируемое по высоте сиденье механика-водителя с мягкой обивкой, подголовником и поясничной опорой расположено по оси танка. В боевом положении, при закрытом люке механик-водитель занимает положение полулежа с приподнятыми относительно сиденья ногами. Управление движением танка осуществляется с помощью Т-образной рулевой колонки мотоциклетного типа и педали тормоза. Все необходимые органы управления сгруппированы на рулевой колонке: переключатель передач заднего и переднего хода, регулятор подачи топлива. Доступ механика-водителя к своему рабочему месту осуществляется только через люк в верхнем лобовом бронелисте (аварийный люк в днище корпуса отсутствует) при развернутой стволом назад башне. В крышке люка монтируется три неподвижных перископических прибора наблюдения.        Боевое отделение объемом 10,4 м куб включает среднюю часть корпуса и башню кругового вращения. В башне расположено основное и вспомогательное вооружение — стабилизированная в двух плоскостях 105-мм нарезная пушка М68Е1 и спаренный с ней пулемет М240 (лицензионный вариант бельгийского MAG-58) калибра 7,62 мм. Углы наведения орудия в вертикальной плоскости — от -9° до +20°. На командирской башенке смонтирован зенитный пулемет Браунинг М2 калибра 12,7 мм (углы наведения в вертикальной плоскости от -10° до +65°), а перед люком заряжающего — еще один MAG-58. Дистанционного управления башенные пулеметы не имеют, стрельба из них возможна только “вручную” при открытых люках. Боекомплект к пулеметам состоит из 11.400 (на серийных танках боекомплект уменьшен до 9.800 патронов) патронов винтовочного калибра и 1000 12,7-мм патронов. На бортах башни установлены 66-мм шестиствольные гранатометы для стрельбы дымовыми гранатами, дальность стрельбы — 30 м, боекомплект — 12 гранат. В качестве личного оружия экипажа используются 5,56-мм винтовки М-16А1 и ручной 40-мм гранатомет; боекомплект — 210 патронов к винтовкам и 18 гранат.        Справа от орудия находятся места командира и наводчика, слева — вращающееся сиденье заряжающего. Сиденье командира танка имеет два положения — опущенное, “по боевому”. и поднятое, “по походному” — с открытым верхним люком. В изолированном отсеке значительной по размерам кормовой нише башни размещена основная часть боекомплекта к пушке (44 унитарных выстрела из 55. остальные выстрелы хранятся в бронированных контейнерах в корпусе танка и на полике башни перед заряжающим). В боекомплект пушки входят выстрелы с бронебойными подкалиберными оперенными снарядами с отделяющимся поддоном М735 (сердечник из вольфрама). М774 и М883 (сердечники из обедненного урана), снарядами с готовыми стреловидными поражающими элементами М494, кумулятивными М456 и дымовыми М416 снарядами. а также учебные выстрелы М737.канал ночного видения и лазерный дальномер. Прицел установлен на крыше башни под бронеколпаком и в нерабочем положении закрывается стальной заслонкой, открываемой из башни. Тепловизионная система представляет собой дальнейшее развитие аналогичной системы пассивного типа, устанавливаемой на танке М60А1. ИК система и лазерный дальномер разработаны фирмой Хьюз Эйркрафт. Тепловизиор обеспечивает дальность видения в темное время суток до 2000 м, лазерный дальномер дает возможность определять дальность до цели как с места, так и с движения на дистанциях от 200 до 8000 м. Прицел имеет окулярный отвод для командира. С пушкой прицел связан в вертикальной плоскости посредством синхронной электрической следящей системы. Стрельбу из орудия может вести как наводчик, так и командир.">        Фирма Крайслер при разработке танка Ml отказалась от системы управления огнем опытного ХМ-803, в которой использовались комбинированные прицел наводчика и панорамный прицел командира, оба с независмой стабилизацией линии прицеливания. Такая СУО представялась чрезмерно дорогой (43% от общей стоимости машины) и сложной. Фирма Крайслер поставила задачу добиться на танке M1 близкой к ХМ-803 точности стрельбы и при этом втиснуть цену приборов управления огнем в 23% от стоимости всей машины. Разработкой СУО занималась фирма Хьюз Эйркрафт. Детальному анализу с точки зрения критерия стоимость-эффективность пришлось подвергнуть все элементы СУО. Исследования показали, что на долю абсолютно необходимой системы ночного видения приходится примерно 1/5 всей суммы, следовательно — не получается в рамках определенной стоимости всей СУО сделать двухплоскостную независимую стабилизацию линии визирования основного прицела наводчика. В то же время, наибольший вклад в повышение точности стрельбы вносит независимая стабилизация оптической оси прицела в вертикальной плоскости (в три раза выше, чем при стабилизации линии прицеливания только по горизонту), к тому же стабилизировать ось по углу места проще и дешевле, чем по азимуту. Поэтому пришлось пойти на компромисс— оптическая ось основного монокулярного прицела наводчика GPS (Gunner periscop sight — перископический прицел наводчика) имеет независимую стабилизацию только по углу места, по азимуту — прицел стабилизируется вместе с пушкой. Прицел наводчика имеет оптическую головку с 3- и 10-кратным увеличением. в него встроен тепловизионный канал ночного видения и лазерный дальномер. Прицел установлен на крыше башни под бронеколпаком и в нерабочем положении закрывается стальной заслонкой, открываемой из башни. Тепловизионная система представляет собой дальнейшее развитие аналогичной системы пассивного типа, устанавливаемой на танке М60А1. ИК система и лазерный дальномер разработаны фирмой Хьюз Эйркрафт. Тепловизиор обеспечивает дальность видения в темное время суток до 2000 м, лазерный дальномер дает возможность определять дальность до цели как с места, так и с движения на дистанциях от 200 до 8000 м. Прицел имеет окулярный отвод для командира. С пушкой прицел связан в вертикальной плоскости посредством синхронной электрической следящей системы. Стрельбу из орудия может вести как наводчик, так и командир.        В качестве вспомогательных используются монокулярные нестабилизированные прицелы фирмы Кол-морген; М919 с 3- кратным увеличением — у командира и М920 с 8-кратным увеличением — у наводчика. Прицел М919 установлен во вращающейся крышке люка башни и связан с крупнокалиберным пулеметом параллелограмным механизмом.        Параметры баллистического вычислителя также подверглись серьезному анализу с целью его возможного упрощения. Вместо более дорогого аналогового в СУО танка М1 используется цифровой вычислитель ХМ21. Автоматически в вычислитель вводятся данные от датчика ветра, лазерного дальномера, датчиков скорости цели и крена цапф орудия. Тип снаряда, данные об износе канала ствола, атмосферном давлении, температуре заряда и поправки на ошибки выверки прицела вводятся в вычислитель вручную.        Орудие и спаренный с ним пулемет стабилизированы в двух плоскостях. Приводы стабилизации орудия и башни электрогидравлические фирмы Кадиллак Гейдж. Скорость разворота башни — 23 град./с, наведения орудия — 6,3 град/с.        Для наблюдения за местностью на рабочем месте командира в командирской башенке установлено шесть призматических приборов наблюдения, у заряжающего — призматический прибор, закрепленный на вращающейся опоре.        Моторно-трансмиссионное отделение объемом 6,8 м куб занимает кормовую часть корпуса, оно отделено от боевого отделения герметичной противопожарной перегородкой. Верхняя часть корпуса над МТО имеет характерную приподнятость. Установленный продольно газотурбинный двигатель Авко Лайкоминг AGT-1500 выполнен в едином блоке с автоматической гидромеханической трансмиссией Аллисон Х-1100-3. ГТД AGT-1500 представляет собой трехвальный двигатель с двухкаскадным компрессором, индивидуальной камерой сгорания, двухступенчатой свободной силовой турбиной с регулируемым сопловым аппаратом первой ступени и стационарным кольцевым пластинчатым теплообменником. Воздух в турбину засасывается через двухступенчатый воздухоочиститель. В ГТД используется гидромеханический регулятор подачи топлива с электронной системой управления. Двигатель запускается от электростартера, который через привод коробки агрегатов раскручивает ротор турбокомпрессора второго каскада. Максимальная температура газа в турбине—1193°С, частота вращения выходного вала — 3000 об/ мин. Масса двигателя — 1122 кг. ГТД обеспечивает танку Ml разгон с места до скорости 30 км/ч за 6 с. Во многом именно использование турбины, а не дизеля обеспечило танку фирмы Крайслер победу над конкурентом. Выбор турбинного ХМ1 является, отчасти, реверансом в сторону новейшего тогда советского “реактивного” танка Т-80, хотя как показало время, точка в споре между дизелем и турбиной до сих пор так и не поставлена. Каждый тип силовой установки имеет свои преимущества и недостатки, которые весьма сильно зависят от театра военных действий. Неслучайно, из-за склонности танковых турбин к перегреву в условиях жаркого климата и их чувствительности к попаданию посторонних частиц (песка, пыли), Т-80 так и не использовались в Афганистане, а надежность “Абрамсов” в ходе “Бури в Пустыне” вызвала массу нареканий.        Автоматическая двухпоточная гидромеханическая трансмиссия X-1100-3 обеспечивает три передачи переднего хода, две — заднего и нейтраль. В состав трансмиссии входят гидротрансформатор с блокировочным фрикционом, 4—скоростная автоматическая коробка передач, рабочие и остановочные тормоза и бесступенчатый механизм поворота с двойным дифференциалом и гидрообъемной передачей. Масса трансмиссии — 1960 кг.        Для снижения температуры масла двигателя и трансмиссии используется система охлаждения вентиляторного типа. Затраты мощности на систему охлаждения при температуре окружающего воздуха +15°С составляют 50 л. с.        Имеется оборудование для преодоления водных преград глубиной до 2,36 м по дну. При установке оборудования (два воздухопитающих патрубка с левой стороны корпуса и выпускная труба на корме) ограничен угол поворота башни вправо.        Бесконтактный синхронный генератор переменного тока имеет привод от двигателя и обеспечивает работу электрических и электронных систем танка. Мощность генератора — 20 кВт, масса — 24,6 кг. Кроме генератора имеется шесть аккумуляторных батарей емкостью 300 А.ч.        Топливо хранится в шести баках суммарной емкостью 1907 л. Два передних и два кормовых бака изготовлены из полиэтилена, в передней части надгусеничных полок, между основным бортом и наружным экраном, расположены два металлических бака.        Ходовая часть состоит из семи двускатных обрезиненных опорных катков на борт, двух пар поддерживающих гусеницы роликов, двух направляющих колес (унифицированы с опорными катками), двух ведущих колес и гусениц с резино-металлическими шарнирами. Диски опорных катков изготовлены из алюминиевого сплава, ступицы — стальные; диаметр катков — 635 мм. Подвеска катков индивидуальная торсионная, на первом, втором и седьмом опорных катках установлены лопастные гидроамортизаторы. Полный ход катков — 581 мм. С целью повышения стойкости подвески к детонации противотанковых мин посадочные места четырех передних опорных катков и торсионных валов усилены и образуют коробчатую конструкцию, способную противостоять нагрузкам на изгиб. Направляющие колеса имеют гидравлический кривошипный механизм натяжения гусениц. Гусеницы имеют обрезиненные беговые дорожки и съемные резиновые подушки, предусмотрена возможность установки грунтозацепов. Ведущие колеса — двурядные со съемными венцами, число зубьев венца — 11. Ресурс ходовой части — 2-8 тыс. км. Нижняя граница ресурса определяется ресурсом траков гусениц. Ресурс 8.000 км достигается сменой четырех комплектов съемных асфальтоходных подушек, ресурс зубьев венцов ведущих колес составляет 5-6 тыс. км.        Выбор в пользу семиопорной ходовой части сделан на основе анализа опыта эксплуатации танков М60 с шестью опорными катками и «Леопарда-1» с семью катками. Выяснилось, что ходовая часть германской машины имеет большую долговечность вследствие меньших удельных нагрузок на каждый каток, кроме того, использование семи катков вместо шести позволяет уменьшить их диаметр и снизить высоту танка в целом. Выигрыш от использования семиопорной ходовой части значительно превышает возможную экономию в массе в случае установки шести катков на один борт (применительно к М1 переход на шесть катков позволил бы сэкономить всего 280 кг).        На танке установлена радиостанция У KB диапазона AN/VRC-12, в состав которой входят приемопередатчик RT-246, радиоприемник командира R-442, громкоговоритель LS-445 и командирский пульт дистанционного управления С-2742. Диапазон частот радиостанции — 30—76 МГц, дальность связи — 25-30 км. Для внутренней связи используется танковое переговорное устройство AN/VIC-1, к которому можно подключать внешнюю телефонную линию.        Танк оборудован системой защиты от оружия массового поражения с ручным включением, обеспечивающей подачу очищенного фильтро-вентиляционной установкой воздуха к индивидуальным дыхательным маскам членов экипажа. В состав специального оборудования входят приборы радиационной и химической разведки.        Большое внимание при создании танка Ml уделялось резкому увеличению его защищенности по сравнению с предшествующими машинами (М60). Задача эта решалась комплексно: за счет снижения заметности танка, увеличения толщины брони, использования бронирования нового типа, уменьшения зон бронирования, ослабленных вырезами и рациональной внутренней компоновке машины. Снижению заметности способствует низкий силуэт танка и специальная окраска с текстурой, обладающеи лучшей маскировочной способностью по сравнению с покрытием танков М60.        Корпус и башня танка цельносварные, без использования крупных литых деталей. Корпус сваривается из пяти крупногабаритных элементов. В передней части корпуса имеются узлы навески бульдозерного отвала, каткового и плугового минных тралов. Башня состоит из наружной (лицевой) и внутренней (тыльной) оболочек из броневой стали, соединенных поперечными ребрами жесткости, между которыми заложены пакеты — наполнители из стальных и неметаллических материалов. Ходовая часть прикрыта секционированными экранами (семь секций на борт) с разнесенным бронированием, между которым находится наполнитель. Экраны крепятся к корпусу на кронштейнах с помощью шарниров, между собой секции соединяются шарнирно-петлевым соединением. Наиболее массивные передние секции крепятся к корпусу жестко, на болтах. Толщина каждой секции (кроме передней) составляет примерно 70 мм, общая масса экранов обоих бортов — 1,5 т. С целью повышения противоминной стойкости усилено бронирование передней части днища корпуса до 30-32 мм, в то время как толщина нижнего листа корпуса в кормовой части составляет 12,5 мм. Дифференция бронелистов по толщине применяется по всему танку на основе статистики распределения попаданий: толщина верхнего бронелис-та корпуса изменяется от 50 мм в нижней части до 125 мм вблизи барбета башни, толщина брони, прикрывающей МТО варьируется от 25 до 32,5 мм, башни — от 25 до 125 мм, бортов корпуса — от 45 до 60 мм. В целом на бронезащиту приходится примерно 56% всей массы танка. Броня выполнена на основе английской композиционной брони «Чобхэм».        К числу конструктивных мероприятий по увеличению живучести танка, напрямую не связанных с ростом толщины брони, относятся:        1. уменьшение высоты силуэта танка в целом (на 0,9 м по сравнению с М60);        2. уменьшение высоты командирской башенки и основания под люк заряжающего;        3. установка верхнего бронелиста с большим углом наклона;        4. размещение приборов СУО не в вырезах башни, а на ее крыше;        5. размещение спаренного с пушкой пулемета над вспомогательным прицелом наводчика позволило уменьшить размеры маски орудия;        6. совмещение фронтальных проекций нескольких ослабленных зон в одну (например, совмещение проекций основного прицела наводчика и командирской башенки), площадь ослабленных зон по сравнению с танком М60 удалось снизить примерно в три раза (с 21,2% площади фронтальной проекции до 7,85%);        7. дополнительная защита ключевых элементов танка второстепенными узлами;        8. использование в качестве дополнительной защиты топливных баков (сиденье механика-водителя установлено между двух бронированных протектированных топливных баков, сами баки для предупреждения возгорания заполнены пенополиуританом);        9. изоляция членов экипажа от возможной детонации боекомплекта за счет размещения большей его части в кормовой нише башни, изолированной от боевого отделения раздвижными бронезаслонками, кроме того, в крыше башни над боекомплектом установлены три специальные вышибные пластины, направляющиевзрывную волну при взрыве боекомплекта наружу.        Автоматическая быстродействующая система противопожарного оборудования состоит из двух подсистем, установленных в моторно-трансмиссионном и боевом отделении. В состав системы входят датчики возгорания, блок управления и баллоны с огнегасящим составом «Хэлон-1301». Время реакции системы на возгорание не превышает 150 мс.        При оценке ремонтопригодности танка M1 конструкторы исходили из постулата, что на 1 час эксплуатации машины должно затрачиваться не более 1 часа технического обслуживания. Для удовлетворения этого требования. по сравнению с предшествующими образцами американской бронетехники, на Ml улучшен доступ к главным узлам и агрегатам, предусмотрено быстрое отключение топливной электро- и гидросистем, многие приборы и агрегаты имеют модульную конструкцию а двигатель и трансмиссия установлены в едином съемном блоке: 65% регламентных операции по обслуживанию двигателя выполняются за 30 мин. в то время как на танке М60А1 — за 4 ч. Для обслуживания и ремонта Ml требуется набор инструментов из 92 наименований. для ТЭО М60А1 — 210 инструментов.М1Е1         Опытный танк. вооруженный 120-мм гладкоствольной пушкой фирмы Рейнметалл: изготовлен в 1981 г. На скулах башни наварены пакеты дополнительной брони (из трех бронелистов каждый): на крыше башни наварен дополнительный бронелист.M1IP (IMPROVED PRODACTION— УЛУЧШЕННЫЙ)         Усовершенствованный Ml представляет собой переходный вариант от базовой модели к модификации М1А1, вооруженной 120-мм гладкоствольной пушкой. На M1IP (обозначение неофициальное) присутствуют все основные усовершенствования, предложенные для внедрения на М1А1. но орудие оставлено прежним — 105-мм нарезная пушка М68, хотя ее цапфы заменены на цапфы, аналогичные 120-мм орудию. Серийно танк выпускался с октября 1984 г. по май 1986 г., построено 894 экземпляра. Масса МНР на 900 кг превышает массу базового варианта, что привело к снижению максимальной скорости с 72.4 до 66,8 км/ч.М1А1 (БЛОК I)         Работы по модернизации, а если называть вещи своими именами — по доводке, танка Ml проводились в 1982-1984 гг.. результатом этих усилий стало появление варианта М1А1. В том. что новейший танк с ходу пришлось дорабатывать, во многом виновата практиковавшаяся в 70-е годы в США система планирования «от конца», когда исходным пунктом для составления планов НИОКР является необходимое количество построенных изделий к заданному сроку. В 1976 г. был определен срок начала серийного производства перспективных танков — 1980 г. Многие специалисты считали, что за четыре года невозможно довести до требуемого уровня надежности сложную машину — достаточно вспомнить упоминавшиеся выше отчеты GAO, а это не единственные критические отзывы на программу ХМ1. Уровень надежности узлов и систем «Абрамса» стал отвечать требуемому только в 1984г.>, после значительных усилий на доводку. затраченных уже в ходе серийного производства. Как говорилось выше. в «Абрамсе» имелось две крайне спорных вещи — двигатель и пушка. Турбина осталось, а вот насчет орудия возобладало здравое мнение — его надо менять, менять на германскую 120-мм гладкоствольную пушку, установку которой отработали на опытном Ml. Именно 120-мм пушка является ключевым отличием варианта М1А1 от «Абрамсов» более ранних выпусков. В США немецкое орудие несколько переработали, изменив конструкцию люльки и казенника.        Серийное производство пушек под обозначением М256 было налажено на Уотервлитском арсенале.        Боекомплект к пушке из-за большего размера боеприпасов уменьшен до 40 выстрелов, 34 из них размещаются в кормовой нише. Боеприпасы -унитарные со сгорающей гильзой и стальным поддоном. В состав боекомплекта входят бронебойные подкалиберные боеприпасы М827 с вольфрамовым сердечником и М829 с сердечником из обедненного урана. Возможно также использование штатных германских боеприпасов — оперенных бронебойных подкалиберных и многоцелевых кумулятивно-осколочных снарядов. Стоит отметить, что на сравнительных испытаниях в США «Леопард-2» критиковался за недостаточное количество боеприпасов к 120-мм пушке — 42 выстрела, а на М1А1 янки удовлетворились 40. Уменьшен и боезапас к спаренному пулемету — с 4800 до 2800 патронов. В связи с изменением баллистики основного вооружения необходимые изменения были внесены в вычислитель системы управления огнем; введен счетчик расхода боеприпасов, работающий от датчика, учитывающего откаты пушки. По расчетным оценкам дальность действительного огня при стрельбе с ходу для бронебойных боеприпасов 120-мм пушки составляет 1,9—2 км и 1,7—1,8 км для кумулятивных боеприпасов; при ведении огня с места дальность увеличивается соответственно до 2,6—2,8 и 2—2,2 км. Время подготовки первого выстрела при стрельбе с ходу составляет: наводчиком — 15, а командиром — 17с. При ведении огня с места время уменьшается до 9—10 и 11—12 с соответственно.а) соответствует пробитию кумулятивной струей детали (3) и началу взаимодействия ее элемента (1) с урановой пластиной U1, которое происходит при скорости соударения порядка 7 км/с. При такой скорости в элементе (1) возникают ударно-волновые процессы “взрывного” характера, приводящие к дроблению этого элемента с разлетом в зоне наполнителя, диаметр которой значительно превосходит диаметр кумулятивной струи. Состояние (б) отражает факт, при котором благодаря “взрывному” разрушению элемента (1) его осколки разлетелись и застряли в значительной зоне наполнителя, а элемент (2) подошел ко второй урановой пластине U2. Состояние (в) соответствует “взрывному” разрушению элемента (2) и далее картина повторяется. Спрашивается, какая же роль урановых пластин? Благодаря высокой плотности (в 2,5 раза больше, чем у стали) эти пластины при предельно малой толщине обеспечивают “взрывной” характер разрушения элементов кумулятивной струи.">        Помимо повышения огневой мощи при модернизации важное место отводилось усилению бронезащиты. Усиление защиты привело к росту массы танка на 0,9 т, при этом защита лобовой проекции башни была доведена до 500—550 мм эквивалентной толщины стального бронелиста при попадании бронебойных снарядов и 650—700 мм — при попадании кумулятивных снарядов, бортов башни — до 430—470 мм и 550—600 мм, соответственно. Эффективность бронезащиты башни повышена за счет использования наполнителя, содержащего обедненный уран. Выпуск танков с урановой броней начат в 1988 г., эти танки обозначаются М1А1НА (НА — Heavy Armor — усиленная броня). В основном такая броня предназначена против кумулятивных боевых частей ПТУР. К настоящему времени бронепробиваемость современных 120...125-мм БПС достигла 600 мм и более, а БЧ ПТУР — 1200 мм. По этой причине при создании защиты от мощных кумулятивных средств приходится использовать все технические новинки включая и способ с использованием обедненного урана. В упрощенном варианте принцип действия такой защиты заключается в следующем. При подрыве боеприпаса (1) образующаяся кумулятивная струя (2) взаимодействует с блоком, состоящим из броневых деталей (3, 4), между которыми размещен неметаллический наполнитель с установленными в нем урановыми пластинами U1, U2, U3. Кумулятивная струя условно разделена на элементы 1...7. Состояние (а) соответствует пробитию кумулятивной струей детали (3) и началу взаимодействия ее элемента (1) с урановой пластиной U1, которое происходит при скорости соударения порядка 7 км/с. При такой скорости в элементе (1) возникают ударно-волновые процессы “взрывного” характера, приводящие к дроблению этого элемента с разлетом в зоне наполнителя, диаметр которой значительно превосходит диаметр кумулятивной струи. Состояние (б) отражает факт, при котором благодаря “взрывному” разрушению элемента (1) его осколки разлетелись и застряли в значительной зоне наполнителя, а элемент (2) подошел ко второй урановой пластине U2. Состояние (в) соответствует “взрывному” разрушению элемента (2) и далее картина повторяется. Спрашивается, какая же роль урановых пластин? Благодаря высокой плотности (в 2,5 раза больше, чем у стали) эти пластины при предельно малой толщине обеспечивают “взрывной” характер разрушения элементов кумулятивной струи.        В рекламных проспектах на турбину AGT-1500 смело утверждалось, что возможен ее запуск при температуре окружающего воздуха -60°С. Может быть и возможен, но только не на танке “Абрамс”. Опыт эксплуатации танков М1 отнюдь не в Антарктиде показал, что уже при -32°С запуск ГТД считается рискованным — если с первого раза турбина не запустилась, то на второй уже не хватает емкости аккумуляторных батарей. Температура -43°С является критической — запуск возможен только при заряженных до номинала батареях, предварительно хранившихся в теплом. Учитывая сложности запуска турбины в холодную погоду, на М1А1 установлен вспомогательный энергоагрегат — малогабаритный дизель-генератор, предназначенный для выработки электроэнергии для подогрева батарей и питания электроаппаратуры танка при выключенной основной турбине. Дизель устанавливался далеко не на все танки. Поскольку изначально место в МТО не выделялось, энергоагрегат разместили в бронированном ящике, который весьма коряво навешивается непосредственно на кормовой бронелист корпуса.        Танк М1А1 оснащен новой фильтро-вентиляционной установкой с автоматическим включением, которая создает избыточное давление в танке (коллективная защита экипажа от ОМП) и обеспечивает подвод очищенного воздуха к индивидуальным маскам членов экипажа, раннее “Абрамсы” имели только индивидуальную систему защиты от ОМП. Система коллективной защиты работает только при включенной турбине и всех закрытых люках танка. Система наддува внутреннего объема танка включается не только при радиологическом или химическом заражении, но и при стрельбе из спаренного с пушкой пулемета, в этом случае ФВУ удаляет из боевого отделения пороховые газы.        Установка дополнительной бронезащиты, более тяжелой пушки и новой ФВУ привело к увеличению массы танка на 2,6 т. В результате пришлось усилить трансмиссию, бортовые передачи и ходовую часть, а также установить более мощные приводы наведения орудия и разворота башни. В конструкцию трансмиссии внесены изменения по результатам эксплуатации танков Ml. Увеличено с 21 до 24МПа давление рабочей жидкости в гидроамортизаторах опорных катков.        Новый комплект ОПВТ позволяет танку преодолевать водные препятствия глубиной до 4 м. Он устанавливался только на так называемые “единые” М1А1, адаптированные под требования корпуса морской пехоты США, но поступавшие на вооружение как КМП, так и армии.        На М1А1 установлена термодымовая аппаратура, дым образуется при впрыске топлива в струю горячих выхлопных газов двигателя.        Внешне М1А1 отличается от Ml 120-мм орудием с термоизоляционным кожухом, устройством выверки прицела и экстрактором пороховых газов, а также наличием корзины на тыльной стороне башни и двумя (вместо трех) вышибными панелями в крыше башни над боекомплектом; под гранатометами на наружных стенках башни монтируются контейнеры с запасными гранатами (по шесть гранат к каждому гранатомету).        В 1982—1984 гг. было изготовлено и испытано 14 опытных М1А1. Три из них предназначались для проведения ходовых испытаний (пробег каждого в ходе испытаний достиг 10.000 км). На трех проводились испытания вооружения (по 500 выстрелов из орудия каждого танка), еще на трех проверялась возможность эксплуатации машин в различных климатических условиях. На двух испытывалась новая ФВУ, и последние три опытных М1А1 исследовались в ФРГ на предмет совместимости в бою с танками “Леоапард-2”. Серийный выпуск танков М1А1 начат в августе 1985 г.. было заказано 4199 машин. Некоторое время танки М1А1 выпускались параллельно с МНР (внешне M1IP отличается от М1А1 только орудием и тремя, а не двумя вышибными панелями). Производство М1А1 прекращено в 1993 г., изготовлено 3546 танков.        М1А1 стал первым “Абрамсом”, который был принят на вооружение за пределами США. В ноябре 1988 г. США подписали с Египтом соглашение о совместном производстве в течении десяти лет 555 танков М1А1 для египетских вооруженных сил, впоследствии количество заказанных машин уменьшено до 524. На машины, предназначенные для Египта, не устанавливалась броня из обедненного урана, зато опять рассматривался вопрос о замене турбины дизелем; замену не провели, прежде всего, по финансовым соображениям. Производство танков началось в 1992 г. на заводе № 200 в г. Абу-Заабаль недалеко от Каира. Часть узлов и агрегатов поставлялось из США (до 60%). Первые 25 танков для АРЕ были изготовлены в США. Окончание производства планировалось на середину 1999 г.М1А2 (БЛОК II)        Танк M1A2 является торжеством германской концепции вооружения и СУО. Понадобилось почти пятнадцать лет, прежде чем армия США получила танк, аналогичный по эффективности использования орудия немецкому “Леопарду-2”.        Основным недостатком M1 предыдущих вариантов считается ограниченная возможность самостоятельного поиска цели командиром, поскольку относительно небольшое увеличение и отсутствие стабилизации поля зрения прицела М919 не позволяют уверенно обнаруживать и идентифицировать цели при движении танка даже в условиях хорошей освещенности. Командир может вести обзор местности с помощью основного прицела GPS, однако в этом случае наводчик исключается из процесса поиска и становится “четвертым лишним”, а время принятия решения на выстрел и прицеливания возрастает. Западногерманские специалисты еще в 60—70-е годы пришли к выводу, что командир танка хотя бы в дневных условиях должен быть в максимально возможной степени освобожден от подготовки данных для стрельбы, дабы сосредоточиться на поиске целей, управлении танком и танковым подразделением. Для осуществления этих функций у него необходимо устанавливать панорамный прицел, желательно со стабилизированным полем зрения и ночным каналом, независимым от канала наводчика. Такой прицел установлен на танках “Леопард-2”, а еще ранее — на МВТ-70 и ХМ-803 (без ночного канала). Таким образом на М1А2 круг замкнулся - - “простого, дешевого и эффективного” танка не получилось, упрощение ХМ-803 завершилось усложнением Ml. Так стоило ли огород городить?        На М1А2 перед люком заряжающего установлен панорамный тепловизионный наблюдательный прибор командира (обзор по азимуту 360°, по углу места — от -10° до +20°). Основной прицел наводчика обеспечивает независимую от пушки стабилизацию линии визирования и по углу места, и по азимуту. Лазерный дальномер заменен на более совершенный, работающий на углекислом газе; прибор ночного видения установлен у механика-водителя. Дальнейшему совершенствованию подверглась бортовая аппаратура. Внедрена навигационная система на основе приемников спутниковой навигационной системы, установлено измененное радиооборудование. Отдельные элементы системы управления огнем связаны военным интерфейсом НАТО MIL STD 1553В в единую информационную систему, которая служит для обеспечения организации взаимодействия и управления в бою, опознавания целей. Нововведения, внедренные на М1А2, увеличили его боевую эффективность по сравнению с М1А1 в наступлении на 54%, в обороне — на 100%.        В феврале 2000 г. в средствах массовой информации появились сообщения о возможном оснащении танков М1А2 комплексом активной защиты “Арена”, разработанного Коломенским КБМ и предназначенным для обороны танка от атакующих его ПТУР и противотанковых гранат. Установка “Арены” на “Абрамс” связано с участием американской машины в конкурсе на основной боевой танк для вооруженных сил Турции. Одним из требований к перспективному турецкому танку является наличие комплекса активной защиты. В настоящее время доведенных до стадии серийного производства зарубежных аналогов комплекса “Арена” не существует.        Первый М1A2 был переоборудован из М1А1 в сентябре 1990 г.; в испытаниях задействовали десять машин, переоборудованных из М1А1. Ограниченное серийное производство М1А2 началось в ноябре 1992 г., по май 1993 г. изготовили 67 машин (по другим данным 62). Всего для армии США было заказано 3000 танков М1А2, однако в связи с изменением политической ситуации в мире заказ аннулировали. В вариант M1A2 переоборудуется часть парка М1А1 (предусмотрено модернизировать в М1А2 998 танков М1А1).ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ М1А2         В середине 90-х годов фирма Дженерал Дайнемикс Лэнд Системз и автобронетанковое управление армии США предложили несколько концепций дальнейшего развития M1. Общим для всех проектов является установка вместо башни дистанционно управляемого орудия с прикрытой броней казенной частью, что позволяет резко уменьшить высоту танка и снизить его массу. В качестве основного вооружения рассматриваются существующая 120-мм гладкоствольная пушка и перспективные электромагнитные орудия различных калибров. Экипаж перспективного танка может быть уменьшен до двух человек за счет установки автомата заряжения и автоматизации при наведения орудия. За счет сэкономленной на отказе от башни массе предусматривается увеличить толщину брони, доведя ее в лобовой части корпуса до эквивалента 1000 мм стальной бронеплиты и оснастить танк встроенной динамической защитой.        Подвеска танка, по-видимому, будет активной, или электромеханической, или гидропневматической. Испытания гидропневматической подвески проводились в 1987—1989 гг. на двух специально переоборудованных танках (один из них был самый первый прототип Крайслер ХМ1). Надежность ходовой части танка значительно возросла, в среднем отказ по ходовой части появлялся после 1600 км пробега, а ее расчетный срок службы определили в 10.000км.        Количество дымовых гранатометов планируется увеличить до 80, все они будут расположены внутри танка.СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ МАШИНЫ НА БАЗЕ M1         В частном порядке фирма Дженерал Дайнемикс Лэнд Системз спроектировала и изготовила мостоукладчик и БРЭМ на шасси танка “Абрамс”. БРЭМ предназначалась для замены в танковых батальонах, вооруженных “Абрамсами” ремонтно-эвакуационных машин М88, которые по своим ходовым качествам не всегда могли сопровождать боевые подразделения. БРЭМ на шасси “Абрамса” в серийное производство не передавалась по причине ограниченного финансирования закупок бронетанковой техники. Армия предпочла модернизировать М88. Мостоукладчик на шасси “Абрамса” с западногерманским мостом “Легоун” принят на вооружение армии США, грузоподъемность моста 70 т.БОЕВАЯ КАРЬЕРА "АБРАМСА"        Первыми получателями “Абрамсов” стали американские бронетанковые части, дислоцированные в Западной Германии. В июле 1981 г. в ФРГ генерал-майор Болл, ответственный со стороны Пентагона за программу M1, сформировал учебный центр для обучения личного состава эксплуатации и обслуживанию новой техники. Основной единицей бронетанковых войск США является батальон, состоящий из четырех рот танков М1 “Абрамс” по 14 машин в каждой. В механизированную дивизию входят пять танковых батальонов, в бронекавалерийскую — шесть. В Европу традиционно отправлялись самые новые модели “Абрамсов”, к примеру, в 1989 г. в континентальной части США лишь 3-й бронекавалерийский полк имел на вооружении М1А1, остальные танки этой модификации находились в ФРГ. Одним из первых танки M1 в 1983г. получил дислоцировавшийся в ФРГ бронекавалерийский батальон 1-11, которым командовал полковник Джон Абрамс — один из сыновей Крейтона Абрамса.        “Европейские” “Абрамсы” неоднократно принимали участие в “Олимпийских играх” НАТО'вских танкистов на приз Канадской армии, показывая весьма неоднозначные результаты в очных соревнованиях со своим главным конкурентом — немецким “Леопардом-2”. Так, в 1985 г. “Абрамс”, впервые участвовавший в Кэнэдиен Трофи, занял второе место. В 1987 г. взводы, выступавшие на M1, заняли первое и третье места, зато на следующих соревнованиях 1989 г. экипажи новейших М1А1 не поднялись выше седьмого места. Провалились на CAT'89 “Абрамсы” из-за системы управления огнем, точнее — отсутствия панорамного прицела командира. Американские экипажи оказались первыми в ночных стрельбах, но с треском проиграли “Леопардам-2” упражнения по скоростному поражению целей. Командиры немецких танков отыскивали мишени гораздо быстрее, передавали цель наводчику, после чего, не дожидаясь выстрела, продолжали поиск очередных целей. Весь цикл обнаружение-поражение занимал в два раза меньше времени, чем на американских танках. В 1991 г. “Абрамсы” в “Олимпийских играх” почему-то участия не приняли.        Всего на вооружение армии США поступило около 8000 танков M1 всех вариантов. Еше 403 танка М1А1 закупил корпус морской пехоты США.        Американцы много усилий приложили, чтобы начать экспорт “Абрамсов” в третьи страны, союзные США. Первой такой попыткой стал конкурс 1981 г. на основной боевой танк для армии Швейцарии, который M1 проиграл “Леопарду-2”. Как отмечалось выше, первой страной, закупившей “Абрамс” стал Египет. Конкурса, как такового не проводилось — танки для армии АРЕ должны были закупаться на деньги, предоставляемые США в рамках безвозмездной военной помощи; понятно какие танки “посоветовали” американцы египтянам. Поставки танков М1А2 в Кувейт (в 1992 г. заказано 218 экземпляров) и Саудовскую Аравию (в 1992 г. заказано 315 машин) также больше связаны с политикой. Все очные соревнования, в которых приоритет отдавался технике, а не политике, “Абрамс” упорно проигрывал “Леопарду-2”, так было в Швейцарии, в Швеции. В настоящее время проводится тендер на поставку танков в Турцию, в котором принимают участие М1А2, “Леопард-2”, украинский T-84. И опять, больше всего шансов у немецкой машины. Особняком стоит конкурс на танк для английской армии, в котором конкурировали “Челленджер”, “Абрамс” и “Леопард”. Соревнования эти понадобились правительству Тэчер только для того, чтобы подстегнуть собственных танкостроителей, “зажиревших” в отсутствии соперников.        Самой известной войной, в которой принимали участие “Абрамсы” стала “Буря в Пустыне”. Как известно, события в Заливе начались летом 1990 г. с вторжения Ирака в Кувейт. США и их союзники при молчаливой поддержке тогдашнего руководства СССР решили устроить показательную порку Саддаму Хуссейну. Сосредоточение американских войск в районе Персидского залива началось уже в августе. В конце августа — начале сентября из США морем была переброшена 24-я механизированная дивизия, на вооружении которой находились танки Ml. Эта дивизия готовилась к ведению боевых действий в условиях пустыни, поэтому ее и отправили первой. Командующий миротворческими силами Норман Шваркопф посчитал необходимым усилить свои войска лучшими бронетанковыми соединениями, дислоцированными в Европе — знаменитой 1-й бронекавалерийской и 3-й танковой дивизий, а также другими соединениями 7-го армейского корпуса (2-й бронекавалерийский полк, 1-я танковая, 1-я пехотная дивизии). На вооружении танковых и механизированных батальонов корпуса состояли новейшие М1А1 со 120-мм пушками. Часть танков была оснащена урановой броней. Всего в Заливе американцы сосредоточили примерно 2000 танков “Абрамс”, 1233 из которых были М1А1НА с урановой броней. До начала сухопутной операции “Абрамсы” привлекались к патрулированию саудовско-кувейтской границы.        Вторжение в Кувейт началось 24 февраля 1991 г., когда танкисты 1-й кавалерийской дивизии прорвали иракскую оборону. Во второй половине дня в бой были введены танки 3-й дивизии. Американцы наносили удар в северо-восточном направлении. Боевые действия продолжались всего пять дней, в ходе этого блицкрига неоднократно происходили танковые бои, где “Абрамсы” мерились силами с иракскими Т-59, Т-62 и Т-72. Информация о результатах этих боев крайне противоречива; то, что опубликовано на Западе о результативности экипажей “Абрамсов” весьма напоминает сказки 1001 и ночи. Хотя бы потому, что воздается хвала тепловизионным прицелам “Абрамсов”, с помощью которых бравые янки расстреливали “семьдесятдвой-ки” на дистанциях порядка 3 км. В той же западной прессе (правда, через десять лет после войны) отмечалось, что обзорно-прицельные системы боевых вертолетов АН-64А “Апач” работали крайне ненадежно (экипажи летали в очках ночного видения), а дальность, на которой было возможно определить тип цели не превышала 2000 м. Даже на этой дальности летчики умудрились поражать ракетами не только иракскую бронетехнику, но и всякие “Абрамсы” - “Брэдли”. Стоит отметить, что система TADS вертолета “Апач” построена на тех же физических принципах, что и прицел GPS танка “Абрамс”, только сложнее и совершенней, да и работает в несколько более комфортных условиях (на высоте 30 м пыли все-таки меньше, чем у самой земли). Речь о ночных системах здесь идет не спроста — дым от горящих нефтяных полей, песчаные бури и пыль от бронетехники очень сильно ограничивали видимость в светлое время суток. Экипажи вертолетов летали в очках ночного видения и днем и ночью, а наводчики “Абрамсов” вынуждены были постоянно пользоваться тепловизионным каналом GPS.        Конечно, и у экипажей Т-72 не было никакого тепловизионного прицела, однако если принять, что дистанции реального боя завышены два раза (что весьма вероятно), то командиры “семьдесятдвоек” вполне могли использовать преимущества своих танков — наличие независимого от наводчика оптического прицела и автомата заряжения. В любом случае данные о 18 подбитых “Абрамсах” (девять — от огня “дружественной” техники, вроде вертолетов “Апач”, девять — на минах; все остались ремонтопригодными) против нескольких сот уничтоженных иракских Т-55, Т-62, Т-59, Т-69 и Т-72 вряд ли соответствуют действительности.        В 1993 г. четыре “Абрамса” (М1А1) доставили в Сомали, где они в рамках миротворческой операции ООН “Возрождение надежды” должны были устрашать туземных жителей. В бою за все время операции танки использовались единственный раз — 7 января 1994 г. они огнем и броней поддерживали атаку на укрепленный пункт сепаратистов Мишеля Айдида.        Танки “Абрамс” задействованы в составе миротворческих сил на территории бывшей Югославии. Библиография: Техника и вооружение №3 за 2000 год Энциклопедия танков.2010.
  • M109A3G  —   M109A3G 155-мм самоходная гаубица M109A3G        Необходимость модернизации этой САУ было вызвано рядом причин. Во-первых, затягиванием сроков завершения разработки новой самоходной гаубицы SP70.Во-вторых, возросшими потребностями сухопутных войск в самоходных гаубицах калибра 155 мм, вызванными их реорганизацией в период 1980-1982 годов. И, в третьих, истекшим в 1985 году сроком действия контракта на поставку из США запасных частей для САУ М109G. Новый образец модернизированной гаубицы, получивший название М109А3G, был создан фирмой "Рейнметалл" в 1983 году. Основное внимание в ходе модернизации было обращено на доведение боевых характеристик этой самоходки до уровня новых требований. Для нее было разработано новое орудие с клиновым затвором, которое позволяет вести огонь всеми типами боеприпасов калибра 155 мм, находящихся на вооружении стран НАТО. Боевая скорострельность гаубицы возросла до 6 выстр/мин. Модернизация всего парка 155-мм самоходных гаубиц М109G (590 ед.) проводилась на ремонтном заводе в г. Вендель. По оценке иностранных специалистов эта самоходка останется на вооружении до 2000 года.Тактико-техническая характеристика Библиография: Энциклопедия танков.2010.
  • M4 "ШЕРМАН"  —   M4 "Шерман" Средний танк М4 "Шерман" См.1.Броня к броне2. "Шерманы" с "Длинной рукой"3. "Шерманы" на Ближнем востоке Библиография: 1.Моделист-конструктор №5 за 1990 год2.Моделист-конструктор №7 за 2001 год3.Моделист-конструктор №9 за 2001 год Энциклопедия танков.2010.
  • MK I – MKVIII  —   Mk I – MkVIII См.1.Бронированная липа2.Дорогая игрушка3.Последний танк союзников Библиография: 1.Техника моледежи № 4 за 1991 г.2.И.Шмелев.История танка (1916-1996). -М.: Техника молодежи, 1996. Стр. 5-113.Моделист-Конструктор №5 за 1991 год Энциклопедия танков.2010.
  • MK II "МАТИЛЬДА"  —   Mk II "Матильда" См.1."Матильда" в Красной Армии2. Пехотный танк Mk II "Матильда" II (А12) Библиография: 1.Танкомастер № 6 за 1999 г.2.Полная энциклопедия танков мира 1915-2000 гг. Сост. Г. Л. Холявский. -Мн.: "Харвест", 1999. Энциклопедия танков.2010.
  • MK III "ВАЛЕНТАЙН"  —   Mk III "Валентайн" См.1.Пехотный танк Mk III "Валентайн"2. Танки "VALENTINE" в частях Красной Армии Библиография: 1.Полная энциклопедия танков мира 1915-2000 гг. Сост. Г. Л. Холявский. -Мн.: "Харвест", 1999.2.М-Хобби №6 за 1999 год Энциклопедия танков.2010.
  • MK VII "ТЕТРАРХ"  —   Mk VII "Тетрарх" Легкий танк Mk VII "Тетрарх"         В то время, когда на территории одной шестой части суши велась обширная чистка партийных, советских, научных и военных кадров, ведущие танкостроители всех стран мира продолжали ломать головы над совершенствованием конструкции своих боевых машин. Наиболее активно новые решения искал признанный лидер предвоенного танкостроения - британская компания "Виккерс-Армстронг" (Vickers-Armstrong Limited), недавно объединившая свои силы с известными разработчиками разноплановых боевых машин - Джоном Карденом и капитаном Лойдом, образовавшими, благодаря своей деятельности, фирму, носившую их имена.        Это объединение одного из крупнейших производителей с признанным мозговым центром в области танкостроения сулило британской короне большие выгоды, но внутри этого объединения не все оказалось гладким и ровным. Дело в том, что по соглашению, заключенному между компанией "Виккерс, а также Джоном Карденом и капитаном Лойдом, последним выплачивалось пять процентов от прибыли в случае использования их технических решений, и руководство компании всячески старалось уменьшить эти затраты.Поэтому назначенному в декабре 1935 г. руководителю отдела разработок (или техническому администратору фирмы), инженеру Лесли Литтлу (Leslie Little), прежде работавшему у капитана Лойда, сэр Ноэль Берч (Noel Birch) поставил весьма сложную задачу, заключавшуюся в том, чтобы в новых разработках применять только принципиально новые решения.        Дабы избежать недоразумений с корпусом, башней и вооружением новых танков, Лесли Литтл сначала выполнил проект маневренного трактора, в ходовой части которого были применены новые идеи, но интереса у потенциальных покупателей эта модель не вызвала, и потому в сентябре 1936 г. трактор был логично превращен в легкий танк, защищенный 14-мм броней. Примечательно, что в его конструкции удалось полностью освободиться от патентов "Карден-Лойд", что очень понравилось руководству компании "Виккерс", и утвержденный проект танка был продемонстрирован Военному Отделу.        Танк нес ходовую часть из восьми катков большого диаметра (по четыре на борт) на оригинальной подвеске. Особенностью ходовой части было то, что для выполнения поворотов опорные катки могли качаться, что вкупе с изгибающейся гусеничной цепью позволяло танку маневрировать с радиусом около 94 футов без подтормаживания гусениц на полном ходу. Это было особенно актуально для скоростных танков и к тому же вело к теоретической легкости управления машиной в бою - для этого водитель оперировал обыкновенным рулевым колесом автомобильного типа.        Военные заинтересовались проектом, так как он, казалось, примирял сторонников чисто гусеничных машин и колесно-гусеничных в плане удобства управления. Правда, чиновники сочли проект всего лишь разновидностью танка Штраусслера, но сэру Ноэлю удалось доказать его оригинальность и получить заказ на разработку кавалерийского (а впоследствии и среднего) танка с предложенной ходовой частью.        Первый прототип кавалерийского танка был готов к 18 декабря 1937 г. Он проходил в документах фирмы под обозначением "проект PR", которое некоторые исследователи трактуют как "частный проект" (private), и поступил на испытания, продлившиеся под эгидой Экспериментального бюро механизации (МЕЕ) более пяти месяцев. В ходе испытаний танк, несший еще деревянную башню с макетом вооружения, подвергся многочисленным доработкам. Одной из главных проблем его принятия на вооружение, как это ни парадоксально звучит, было то, что долгое время ему не могли найти подходящую категорию в классификации британских боевых машин. Имея броневую защиту 14 мм и массу около 8,5 т, танк должен был быть отнесен к разряду легких, но его высокая скорость и вооружение из двухфунтовой пушки, казалось, уравнивали его с крейсерскими (средними). Поэтому специально для танка в привычной классификации появилась строка "легкий крейсерский". 23 июня 1938 г. новый танк под индексом "Light Cruiser, Mark VII, А17", был принят на вооружение, а спустя год получил и собственное имя - "Тетрарх" (Tetrarch), или "четырехарочный". Прототип, несший номер WD №Т5757, имел промышленный индекс А17Е1, а изготовленный по результатам его доводки эталонный образец-А17Е2.        Устройство танка было несколько необычным. Как уже упоминалось, для его поворотов использовалась рулевая колонка автомобильного типа, при помощи которой рулевые тяги отклоняли опорные катки и ведущие колеса на соответствующий угол от их среднего положения. При этом собственно поворачивались только передние и задние катки, а средние лишь качались относительно продольной оси. Гусеничная цепь с шарнирами типа "лента-змея" при этом изгибалась по дуге, заставляя танк поворачивать в ту или иную сторону. Мог маневрировать танк и подтормаживанием гусеницы одного борта, но сие действо производить не рекомендовалось из-за тенденции гусеницы к сваливанию на мягком грунте.        В качестве энергетической установки танка использовался 12-цилиндровый двигатель с оппозитным расположением цилиндров "Медоус" MAT, мощностью 180 л.с. Коробка перемены передач обеспечивала танку движение с пятью передачами вперед и одной назад. Максимальная скорость достигала 64 км/ч по твердому грунту и до 45 км/ч на проселочной дороге (на испытаниях в Кубинке танк развил скорость 66 км/ч по гравийному шоссе и 38 км/ч по проселку).        Но, несмотря на то, что теоретически танк имел хорошую управляемость, "крутить баранку" в нем мог далеко не каждый водитель - из-за механических приводов от рулевой колонки к каткам усилие на руле было весьма значительным и на мягком грунте (в условиях грязи) эта задача для некоторых водителей порой бывала трудновыполнимой.        Вооружение танка по меркам довоенного времени было значительным: 40-мм пушка QFSA и спаренный 7,92-мм пулемет BESA, а также две мортирки для дымовых гранат. Экипаж танка из трех человек состоял из командира, водителя и наводчика (в отечественных документах - "башнера"). Броневой корпус и башня собирались на заклепках из листов катаной брони высокой твердости толщиной от 4 до 14 мм (согласно отечественному отчету - от 4 до 15 мм). Для связи с себе подобными использовалась радиостанция "тип 9" и переговорное устройство.        После принятия танка на вооружение последовал заказ на изготовление первой партии из 70 машин. Контракт на их изготовление был подписан 25 января 1939 г. Производство танка велось в Бирмингеме компанией "Метрополитен-Кемел" (Metropolitan-Cammel Carriage & Wagon Co. Ltd), являвшейся одной из составных частей концерна "Виккерс-Армстронг".        Несмотря на то, что производство этого танка готовилось еще на двух заводах, развернуто оно там не было - основные мощности "Виккерс-Армстронг" уже были поглощены освоением пехотного танка "Валентайн", который должен был стать массовым.        Первые серийные "Тетрархи" начали поступать в войска в ноябре следующего года. В январе 1941 г. танки были продемонстрированы высшему руководству и публике в Кэмберли. После начала военных действий в Северной Африке британский штаб рассматривал вопрос о посылке некоторого количества "Тетрархов" в Восьмую Армию, вместо более дорогих и тяжелых крейсерских танков. Под покровительством МЕЕ один танк был привезен на Ближний Восток, где его опробовали на предмет несения боевых действий в условиях высокой температуры и запыленности. В частности, выяснилось, что 12-цилиндровый двигатель "Медоус" совершенно непригоден для пустыни и тропиков, а управлять танком на песчаном грунте чрезвычайно трудно. По этой причине танк вдруг стал неперспективным, и его отправке в Индийскую армию мешали примерно те же причины. Положение усугубилось еще и тем, что заводы "Метрополитен-Кемел" были повреждены немецкой бомбежкой, а опыт прошедших боев наглядно продемонстрировал преимущества более толстобронных пехотных танков. Поэтому к возобновлению производства "Тетрархов" несколько охладели. Тем не менее, в течение 1940-41 гг. было изготовлено порядка 180 этих оригинальных боевых машин.        Уже стало традицией, описывая боевую службу "Тетрархов", начинать ее словами о десантных операциях "дня-Д" 6 июня 1944 г. Но сие далеко от истины. Сегодня трудно сказать, где впервые выступили в бой эти танки. Но в начале 1942 г., по соглашению о "Ленд-Лизе" (Lend-Lease), Великобритания поставила 20 "Тетрархов" Советскому Союзу. Здесь танки подверглись испытаниям, которые выявили в них массу особенностей. К числу достоинств танка наши испытатели отнесли удобство управления (о трудностях вращения рулевым колесом на мягкой почве не замечено - видимо, физическая подготовка наших механиков-водителей позволяла делать это с меньшими проблемами, чем англичанам), хорошую подвижность, проходимость и маневренность. Танк оказался довольно неприхотливым к типу используемого топлива (в отличие от отечественных легких танков того времени он потреблял бензин второго сорта). Но при этом, конечно, имел слабое бронирование. Попытки оснастить его дополнительными бронелистами оказались неудачными, так как догруженный танк терял свою подвижность и проходимость, а двигатель при движении без дорог, перегревался.        Тем не менее, без дополнительной брони, огневая мощь и подвижность танков оказались сравнимыми с Т-26. БТ и Т-70 при меньшей массе. Летом 1942 г. часть "Тетрархов" была отправлена в учебный танковый лагерь, расквартированный в Сумгаите, и, видимо, в тех краях они и вступили в бой. Во всяком случае, все известные фотографии этих танков в Красной Армии относятся к битве за Кавказ.        19 сентября 1943 г. в 5-ю гв. тбр. были переданы для пополнения остатки 132 отб. в количестве 15 танков, среди которых находились два "Тетрарха", оставшиеся после оборонительных боев. Но прожили они недолго, так как 30 сентября один из них был подбит в бою, а 2 октября последний сгорел от попадания снаряда при немецком артналете.        Другим боевым эпизодом применения "Тетрархов" летом 1942 г. стал захват о. Мадагаскар (операция "Броненосец"). Здесь использовались двенадцать танков, половина из которых - "Тетрархи", причем для облегчения высадки танки были превращены в водонепроницаемые, для чего все щели в них были заделаны подручными средствами. Но толком повоевать здесь им не пришлось, так как французы быстро сдались.        В 1942 г. Великобритания начала подготовку к вторжению на континент и здесь выяснилось, что "Тетрархи", как никто другой, наиболее подходят к роли авиадесантных танков. Для их транспортировки по воздуху компанией "Дженерал Айркрафт" (General Aircraft Ltd) был создан планер внушительных размеров, получивший название "Гамилькар" (Hamilcar). Кроме танка, планер был пригоден для переноски легкого транспортера "Универсал", артиллерийских орудий и пехоты, но создавался именно под "Тетрарх". С осени 1943 г. в Дорсет начались тренировки по погрузке и выгрузке танков в планеры. Кроме того, было сделано несколько имитаций посадок загруженных планеров как на взлетно-посадочные поля аэродромов, так и на совершенно неприспособленную местность.        В знаменательный день высадки англо-американских войск в северной Нормандии "Гамилькары" с находившимися внутри "тетрархами" шли в первых рядах наступавших войск. Уже неоднократно описывался эпизод, произошедший с шестым разведполком шестой воздушнодесантной дивизии, имевшем в своем составе не то шесть, не то семь "Тетрархов" (об этом различные авторы до сих пор не могут договориться). Во время перелета через Ла-Манш один танк с экипажем выпал через раскрывшиеся створки "Гамилькара". Остальные машины довольно удачно приземлились в районе реки Орн. Однако им не удалось достичь здесь успеха, потому что, маневрируя среди обломков планеров, тюков с боеприпасами и приземлявшихся десантников, танки намотали на гусеницы стропы парашютов и лишились возможности передвигаться. Их использовали до очистки ходовой части только как бронированные огневые точки. Несмотря на этот неуспех, танки находились на вооружении авиадесантных войск до весны 1945 г., после чего их на этом посту сменил американский М22 "Локаст" (Locust). Последний бой четыре "Тетрарха" в компании нескольких "Локастов" приняли при форсировании Рейна 24 марта 1945 г.        Но оригинальное шасси "Тетрарха" нашло свое продолжение. Почти сразу следом за началом серийного производства MkVII, фирма "Виккерс" разработала новую версию танка, с учетом ликвидации отмеченных недостатков. Новый танк проходил в проекте под названием Light Tank, Mark VII, Revised, A25E1, но получил куда большую известность под именем координатора Ленд-Лиза Гарри Л. Гопкинса (Harry L. Hopkins). От своего предшественника "Гарри Гопкинс" тактически отличался незначительно. Для него был изготовлен новый корпус с большими углами наклона броневых листов несколько большей толщины, введена новая сварная башня, изменено размещение люка механика-водителя, увеличен объем боевого отделения. Но главное - танк получил гидроусилители рулевого привода, что значительно упростило управление им. После ориентации воздушнодесантных войск на "Тетрарх", его последователь также оказался в центре внимания парашютистов, и его производству дали "зеленую улицу". Всего в течение двух лет предполагалось изготовить 1200 танков (из них 940 фирмой "Метрополитен-Кеммел" и 260 - "Бирмингам Райлвей"), однако вскоре их изготовление было остановлено. Точное количество произведенных "Гарри Гоп-кинсов" (впоследствии получивших индекс Mark VIII) неизвестно, но по разным источникам оно колеблется около 100 машин.        Еще в ходе проектных работ над "Гарри Гопкинсом", некоторые представители военных высказывались о недостаточно мощном вооружении нового танка. Это было довольно справедливо - ведь 2-фунтовая пушка калибра 40 мм уже не могла справиться со всеми типами немецких танков, а ее возможности в борьбе с живой силой и полевыми укреплениями ограничивались отсутствием эффективного осколочно-фугасного снаряда. Правда, в войсках имелось некоторое количество танков огневой поддержки "Tetrarch I CS" (Close Support), вооруженных 76-мм орудием малой мощности (или "длинной гаубицей"). Однако распространение танков с таким вооружением сдерживалось малым боекомплектом и теснотой боевого отделения.        Для увеличения бронепробиваемости 40-мм пушек легких и пехотных танков они повсеместно с 1944 г. оснащались адаптером "Маленький Джон" (Little John), увеличивающим начальную скорость бронебойного снаряда до 1200 м/с, но скорость снаряда очень быстро падала, и вести огонь по вражеским средним (и особенно - тяжелым) танкам можно было только с предельно коротких дистанций.        Во время доводочных работ над "Гарри Гопкинсом", фирма "Виккерс" получила заказ на разработку на этом шасси САУ для авиадесантных операций, вооруженную 95-мм гаубицей. И такая машина была изготовлена, правда, уже после окончания боевых действий. Артсистема получила собственное имя "Алекто" (одна из фурий греческой мифологии) и ходовую часть с силовыми агрегатами от "Гарри Гопкинса". Боевая рубка была открытой сверху с передним расположением орудия. Причем конструкция САУ предусматривала установку в одном и том же орудийном ложе шести- , двадцатипяти- и тридцатидвухфунтового орудия. САУ имела очень хорошие для своего времени и класса характеристики, но, несмотря на все попытки фирмы "Виккерс" получить от какой-либо страны заказ на ее производство, лишь одна машина была продана в Швейцарию. Остальные немногочисленные родичи этого эмигранта были превращены в 50-е гг. в аэродромные бульдозеры или артиллерийские тягачи.        На воинской службе "Тетрархи" и "Гарри Гопкинсы" находились недолго, и к 1948 г. были выведены на склады. Вполне естественно, что образцы этих машин хранятся в Британском Королевском танковом музее в Бовингтоне, но, кроме того, "Тетрархи" есть также в Нормандии, в Кубинке и в нескольких частных коллекциях.        И наконец! По сведениям частных лиц, занимающихся покупкой-продажей раритетных танков, в 1991 г. почти комплектный "Тетрарх" (но с поломанным двигателем) предлагался в Бельгии за 11000-12000 долларов. Дешевка! Библиография: Танкомастер №4 за 1999 год Энциклопедия танков.2010.
  • MK VIII "КРОМВЕЛЛ"  —   Mk VIII "Кромвелл" танк CROMWELL ">Крейсерский танк CROMWELL РАЗВИТИЕ КОНСТРУКЦИИ        Боевые действия британских танковых войск в Северной Африке и Франции весной-летом 1940 года показали, что стандартные крейсерские* танки типа А13 Covenanter и А15 Crusader уже не соответствуют требованиям поля боя.Их основными недостатками являлись недостаточное бронирование, ненадежные двигатели, и -самое главное - слабое вооружение. Стандартная 40-мм пушка (2-фн. OQF) уступала по баллистическим качествам германским 50 и 75-мм орудиям, которыми вооружались танки PzKpfw III и PzKpfw IV.        * Согласно классификации, принятой перед началом II мировой войны, английская армия располагала тремя основными типами танков: легкими - предназначенными, в основном, для разведки; пехотными - тихоходными, сильнобронированными - для непосредственной поддержки пехоты, и крейсерскими - менее бронированными, но имеющими более высокую скорость и предназначеными для выполнения оперативных задач в составе больших танковых соединений. Два последних типа вооружались 2-х фунтовой (40-мм.) пушкой.        Перед английскими конструкторами встала задача создания нового, более мощного крейсерского танка. В отличие от уже находившихся в серии двух малоразнящихся типов таких машин - Covenanter и Crusader, созданных и принятых на вооружение еще перед войной - теперь речь шла о танке, вооруженном новым 57-мм (6-фн.) орудием. Для отличия от предыдущих типов новый танк был назван тяжелым крейсерским (heavy cruiser tank).        В конце ноября 1940 г. предварительные тактико-технические требования, разработанные Департаментом танковых проектов (Department of Tank Design), были переданы ряду заинтересованных фирм. Новый танк должен был иметь лобовое бронирование толщиной до 75 мм, 57-мм орудие требовалось разместить в башне, диаметр погона которой был бы не менее 60 дюймов (1524 мм), экипаж - 5 человек. Силовая установка - 12-цилиндровый двигатель Liberty с увеличенной до 400 л. с. и выше мощностью и трансмиссией типа Wilson; опорные катки шасси должны были иметь независимую подвеску типа Christie, а требуемая скорость танка - не менее 40 км/ч.        В январе 1941 г. на заседании так называемого Tank Board (танковое бюро при Министерстве снабжения войск, состоящее из представителей генштаба, управленческих кругов конструкторских и промышленных фирм и т.д.) были рассмотрены поступившие предложения, из которых выбрали три проекта. Первый - завода Vauxhall Motors (британское отделение General Motors Corporation) - танк А23, представлявший собой "крейсерский" вариант пехотного танка А22 Churchill с 12-цилиндровым двигателем Bedford. В сущности, этот проект мало отличался от А22 и был отвергнут уже на первой фазе конкурса. Второй проект - А24, разработанный заводами Nuffield Mechanisation And Aero, основным производителем танков MkVI (A15) Crusader - базировался на решениях и узлах A15, но с новой башней под 57 мм орудие. Башня имела дополнительный эвакуационный люк в корме и несколько округлых бойниц, через которые экипаж мог вести огонь из пистолетов - пулеметов Ml Thompson. Третье предложение - от фирмы Birmingham Railway Carriage And Wagon Co. (BRCW) - также основывалось на Crusader, но эта машина имела усиленное шасси и массу, меньшую чем у А24.        Предложенные проекты танков, рассматривавшиеся сначала под общим определением Heavy Cruisers, а затем получившие кодовое обозначение Cromwell, стали предметом дискуссии 17 января 1941 г. Поскольку сложившаяся ситуация требовала начать производство танка не позднее весны 1942 г., было решено остановиться на проекте А24, опирающимся на уже освоенные узлы и агрегаты.        31 января (по др. данным, 28 февраля) 1941 года заводы Nuffield получили заказ на 6 прототипов нового танка, известного теперь как Tank, Cruiser Mark VII (А 24) или Cavalier (Cromwell I).НОВЫЙ ДВИГАТЕЛЬ        В период II мировой войны перед английскими танковыми конструкторами стояли 2 большие проблемы: отсутствие подходящего башенного орудия и надежного двигателя. Работы по созданию нового танкового мотора (так называемого Flat 12) для замены Nuffield Liberty, появившегося еще в 1916 г. и уже не отвечавшего требованиям, предъявляемым к двигателям для новых танков (Liberty был тяжеловесным и недостаточно мощным), закончились неудачей - у Flat 12 выявилось множество недостатков, в частности, плохая система охлаждения. Осенью 1940 г. этой проблемой занялся У.Э.Роботэм (W.A.Robotham), инженер завода Rolls-Royce в Дерби, совместно с сотрудником фирмы Leyland Motors Г.Спарриером (H.Sparrier) исследовавший возможность применения в танковой промышленности одного из авиационных моторов, производимых заводами Rolls-Royce. Для исследований были выбраны два 12-цилиндровых двигателя - Kestrell и Merlin (использовавшийся для истребителей Spitfire). Окончательный выбор пал на двигатель Merlin в версии Mk III. После бесконечных переделок и усовершенствований (замена картера, масляной, водяной и топливной помп и т.д.) появилась модель мощностью 600 л.с., получившая название Meteor.        Практические испытания нового двигателя проводились 6 апреля 1941 г. на большом войсковом полигоне в Олдершоте после установки Meteor на двух учебных А15 Crusader. Первый из них развил такую высокую скорость (некоторые члены комиссии определяют ее приблизительно в 80км/ч), что не удалось зафиксировать даже время первого пробега, поскольку растерявшийся водитель не справился с управлением и въехал в лес. Ознакомившись с результатами испытаний нового двигателя в Олдершоте и в исследовательском центре в Фарнборо, Tank Board 18 апреля 1941 г. выдал свидетельство о признании этого двигательного агрегата основным танковым двигателем 1942 и последующих годов.        Неожиданно фирма Leyland, с пессимизмом относившаяся к некоторым техническим проблемам, связанным с производством двигателя Meteor, в июле 1941 г. отказалась от дальнейших работ и контракта на производство 1000 этих двигателей в пользу такого же количества двигателей Liberty. Контракт был передан фирме Rolls-Royce.        Запуск в серийное производство двигателя Meteor оказался значительно более трудной задачей, чем предполагалось. Двигатель требовал конструктивной доводки. Промышленность, перегруженная приоритетными заказами для авиации, не была в состоянии быстро справиться с этой задачей. Забегая вперед, можно добавить, что работавшая в декабре 1942 г. в США Британская миссия получила согласие американцев на поставку в Великобританию (до тех пор, пока английская промышленность не наладит собственное производство и не достигнет требуемого уровня продукции) 5250 двигателей Meteor, необходимых для строившихся танков Cromwell, замены двигателей у значительной части танков Centaur и для ремонтного резерва.        Поэтому в июле 1941 г. было решено - помимо основного танка А27 с двигателем Meteor и трансмиссией Merritt-Brown* - разработать танк переходного типа идентичной конструкции, но с двигателем Liberty, освоенным промышленностью, выпускавшимся достаточными сериями и приспособленным к этому типу трансмиссии. В будущем, по мере освоения промышленностью выпуска моторов Meteor, предусматривалась замена Liberty этими двигателями.        * Еще в период работ по приспособлению авиамотора Merlin к танковым стандартам Роботам завязал контакт с BRCW, предлагая использовать Meteor в танковых разработках этой фирмы. Предложение было принято. Вместе с тем. Роботэм предложил заменить трансмиссию типа Wilson более подходящей для крейсерских танков трансмиссией типа Merritt-Brown. Ознакомившись с новым вариатом "тяжелого крейсера" (Heavy Cruiser) и в целом одобрив его, Tank Board однако потребовал внести изменения в трансмиссионную систему Merritt-Brown 301 с, применявшуюся уже в танках Churchill и разработанную еще в 1933 г. инженером Г.Э. Мерриттом. В конце 1941 г. в BRCW приступили к постройке прототипов второй модели крейсерского танка, получившего обозначение А27 или Tank, Cruiser Mk VII.        Проект "переходной модели" разработала осенью 1941 г. фирма English Electric. Этой модели было присвоено обозначение A27L (Liberty), оригинальная же версия с двигателем Meteor получила индекс А27М. Прототип A27L заказали фирме Leyland, которая впоследствии стала основным производителем танка, известного как Tank, Cruiser MkVIII Centaur (Cromwell II).НОВОЕ ТАНКОВОЕ ВООРУЖЕНИЕСилуэты английских крейсерских танков 1942-44 гг. серии А24/А27 сверху вниз:A24 Cavalier,A27L Centaur Mk I,A27M Cromvell Mk I,A27M Cromvell Mk IV,A27M Cromvell Mk        Первоначальная концепция танка Cromwell предусматривала вооружение его 57 мм (6 фн.) орудием. Однако уже к середине 1941 года в Tank Board осознали, что состоящая на вооружении британских танков 6-фунтовая пушка не соответствует требованиям поля боя. Танки Panzerwaffe с 75-мм орудиями (PzKpfw IV) имели превосходство в огневой мощи. Планировалось принять новое 17-фунтовое (76,2 мм) орудие. Но задержка при его разработке и запуске в серийное производство привели к тому, что 17-фунтовка не стала массовым оружием.        В 1942 году Royal Arsenal в Вулвиче разработал новое орудие - 8-фунтовое. Известно о нем немного. Согласно некоторым источникам, калибр его равнялся 57 мм, по другим же данным - 60 мм. Предполагалось выпускать два варианта орудия -коротко- и длинноствольный. Второй вариант не выпускали, так как ни один английский танк не имел башни, способной вместить такое орудие. Баллистические же качества "короткого" варианта были не лучше, чем у 6-фунтовой пушки. Затем фирмой Vickers было создано еще одно танковое орудие калибра 70-мм (12 фн.). Но и его качества не слишком отличались от 6-фунтовки.        В 1942 г. мнения относительно основного танкового вооружения разделились: имперский штаб в общем устраивала и улучшенная 57 мм пушка при условии ее гарантированного действия как по танкам, так и по живой силе противника. Командование же воевавшей в Африке 8-й армии - на тот момент единственный потребитель этой матчасти - считало идеальным танковым орудием 75-мм пушку со снарядами бронебойного и фугасно-осколочного действия и требовало хотя бы небольшого количества танков с таким вооружением. В связи с этим было признано необходимым вооружить танки Centaur и Cromwell 17 фн. орудием с характеристиками, аналогичными 75-мм пушке американского танка Sherman. В декабре 1942 г., после рассмотрения различных вариантов, решили использовать ствол американской 75-миллиметровки в сопряжении с маской и поворотными механизмами британской 57 мм пушки. Приблизительные расчеты показали, что такой гибрид возможен, и фирма Vickers, серийно производившая орудия калибра 57-мм, в сжатые сроки разработала новую модель 75 мм танкового орудия MV (Medium Velocity) с длиной ствола 36,5 калибра (2737,5 мм), официально принятого на вооружение как Gun 75 мм Ordnance Quick Firing Mk V или VA. 3 января 1943 г. имперский штаб дал согласие на такое решение проблемы и в течение года заводы Vickers выпустили около 500 этих пушек.        Орудие монтировалось в модернизированой маске с ручным механизмом возвышения (до сих пор в английских танках это устройство не применялось и в вертикальной плоскости пушка, свободно опиравшаяся на цапфы, направлялась на цель движением плеча наводчика), прицельные приспособления заимствовались от 6-фунтовки, а боекомплект составляли стандартные американские снаряды. Первые опытные орудия были установлены на Cromwell в ноябре 1943 г. Испытания этих танков и интенсивные пробные стрельбы на центральном полигоне в Лалуорте выявили целый ряд недостатков: много проблем доставляли маска и конструкция замка. На доводку ушло еще б месяцев и в марте 1944 г. пушка была признана пригодной*.        * Кроме танков Cromwell и Centaur этим орудием вооружались также танки Churchill VII, Valentine X и XII (в том числе и в прототипах), а также самоходные установки АЕС Mk III, Staghound (в башне танка Crusader) и Coventry.        В конце 1942 г., формулируя концепцию танка поддержки (close support tank), армия потребовала вооружения части танков пушкой, стреляющей снарядами повышенного взрывного действия. Поскольку 76,2 мм гаубица была признана неподходящей по мощности, сконструировали новую, 95 мм гаубицу. Она представляла собой сопряжение значительно укороченного (собственно, фрагмента) ствола калибром 3,7 дюйма (95 мм) с казенной частью и замком от знаменитой 87,6 мм (25 фунт) гаубицы-пушки. Первоначально полученная гаубица монтировалась в стандартной маске для 57/75 мм пушки, но это ограничило дальнобойность до 2300 метров. После изменения установки дальность возросла до 5000 метров. Гаубица, с характерным противовесом на конце ствола, стреляла стандартными снарядами (дымовыми - smoke, фугасными - НЕ, бронебойно-фугасными - HEAT, a позднее и экспериментальными - кумулятивными) и была принята на вооружение в феврале 1943 г. под официальным названием Tank Howitzer 95 мм, Ordnance Quick Firing Mk I.        Проект вооружения нового крейсерского танка стандартной конструкции специальной противотанковой 17-фунт. пушкой очень скоро был признан нереальным. В конце 1941 г. фирме BRCW, занимавшейся развитием танка А27М, заказали проект еще одного танка - А30, базировавшегося на принципах и решениях А27М и вооруженного этим специфическим орудием. В мае 1942 г. построен первый прототип танка А30, известного впоследствии под названием Challenger.Mk VII (А24) Cavalier         Выдав заказ на 6 прототипов в начале 1941 г, Tank Board, не ожидая их постройки и результатов испытаний (количество прототипов было сокращено до трех), 20 июня 1941 г. заказал 1000 танков Cavalier, основным производителем который должен был стать концерн Nuffield.        Постройка первого прототипа закончена в январе 1942 г. 19 марта ( с четырехмесячным опозданием) он прибыл на государственные испытания в исследовательский центр в Фарнборо.        Уже на первых пробегах установлены недостатки системы охлаждения, питания вентиляторов и множество других известных и типичных для двигателя Liberty и танка Crusader болезней. До конца марта танк прошел около 1600 км и после значительной аварии вернулся к изготовителю для устранения поломок и конструкторской доводки. В мае исправленный прототип вновь прибыл в Фарнборо для дальнейших испытаний.        Тем временем на заводе Nuffield в Бирмингеме шла подготовка к запуску Cavalier в серийное производство. Правда, 19 марта, уже после первых сравнительных испытаний с танком - конкурентом А27, контракт был аннулирован и количество заказанных Cavalier сократили наполовину (до 500 машин). Они были построены и переданы в войска летом 1942 - весной 1943 гг.        С самого начала эксплуатации танки Cavalier по причине их частых поломок (ненадежность двигателя, меньший межремонтный пробег, чем у А13 Crusader) были признаны непригодными для боевого применения и использовались, в основном, в учебных целях. Когда в 1943 г. промышленность начала поставлять в войска все большие партии танков Centaur, часть учебных Cavalier были списаны, а около 200 машин перестроены в Cavalier OP (OP-observation post -подвижной бронированный наблюдательный пункт для офицеров-корректировщиков артогня). Переоборудование заключалось в демонтаже из башен основного вооружения и боезапаса и установка на их место дополнительных средств связи и наблюдательных приборов. Cavalier OP входили в состав механизированных артиллерийских полков танковых дивизий, принимавших участие в боях 1944-45 гг. на континенте.        Небольшое количество Cavalier было переоборудовано в эвакуационные бронетягачи (ARV); в этом случае на месте снятой башни в боевом отделении устанавливалась лебедка со стальным тросом, а на корпусе монтировалась стальная рама крана.MR VIII(A27L) Centaur        Как уже говорилось, проект варианта танка А27 с двигателем Liberty и трансмиссией Merritt-Brown был разработан в конце 1941 г. фирмой English Electric, которая по контракту построила и опытную модель.        29 апреля 1942 г. той же фирме была поручена постройка двух прототипов A27L. Постройка первого из них закончена 29 июня 1942 г. (второй танк был готов несколько дней спустя) и в июле обе машины отправлены в Фарнборо для испытаний. Уже в августе на нескольких фирмах были размещены первые заказы на серийные танки A27L, наибольший заказ получил концерн Nuffield. Предусматривалась постройка свыше 4000 машин.        Однако вскоре, в результате негативных оценок, полученных A27L на испытаниях, часть уже заключенных контрактов была аннулирована, а в остальных сокращено количество заказанных танков. Затем "патронаж" над Centaur принял на себя концерн Leyland, ставший ведущим и ответственным производителем этого танка. Leyland возглавлял несколько других более мелких фирм, выпускавших A27L целиком или поставлявших отдельные узлы и детали. В сентябре 1942 г. на заводах Leyland освоено производство двигателей Liberty (всего выпущено около 3000 моторов) и узлов трансмиссии Merritt-Brown (за войну произведено более 6000 таких узлов для танков Centaur, Cromwell и Comet). Серийное производство A27L началось в декабре 1942 г. Первые серийные танки фирмы Leyland сошли с конвейера в январе 1943 года. Поскольку на них впоследствии предусматривалась замена мотора, фундамент под таковой рассчитывался на установку обоих типов двигателей. Радиаторы разместили в торце моторно-трансмиссионного отделения, а не по бортам, как на Centaur.        С конца 1942 г. инженеры Leyland начали работы над модернизацией двигателей Liberty, направленные на увеличение их мощности, устранение многочисленных недостатков, обеспечение надежной работы. Улучшенный вариант мотора имел мощность 395 л.с. (кратковременно - 405-410 л. с.) и был запущен в производство в первой половине 1943 г. Но уже в середине того же года количество строившихся на заводах Leyland танков Centaur значительно уменьшилось, а их место на конвейере заняли танки Cromwell. Производство A27L закончилось в феврале 1944 г.        Всего с августа 1942 года по февраль 1944 года было выпущено 3134 Centaur всех модификаций (включая и ЗСУ). Таким образом, этот танк, менее знаменитый, чем Cromwell, стал самым массовым "тяжелым крейсером" английской армии во второй мировой войне.        A27L выпускались в нескольких вариантах:        Centaur I - первоначальный вариант, вооруженный 6-фунт. (57мм) пушкой OQF. Построено около 700 машин;        Centaur II - такое обозначение получила модель с более широкими гусеницами и направляющими звездами с большим количеством зубьев (построены, скорее всего, единичные опытные экземпляры);        Centaur III - второй основной вариант танка, вооруженный 75 мм пушкой Mk V или Mk VI. Значительная часть этих машин была получена путем переделки из Centaur I, а затем частью переоборудованы в машины специального назначения, а частью доведены до стандарта Cromwell. Такие танки (с двигателем Meteor) известны как Cromwell Mk X (позднее обозначение заменили на Cromwell III);        Centaur IV - танк поддержки с 95 мм гаубицей. Всего построено 80 машин, имевших двигатели с повышенной степенью сжатия, что давало непродолжительное увеличение мощности. Использовались, в основном, как учебные. При высадке в Нормандии Centaur IV состояли на вооружении Royal Marine Armoured Support Group.        С конца 1943 г., когда удалось развернуть производство двигателей Meteor и 75 мм танковых пушек, началось массовое переоборудование A27L до стандарта Cromwell, отличить эти танки друг от друга можно было только по незначительным деталям (например, различный механизм натяжения гусениц).        A27L, которые не подлежали переоборудованию, переделали во вспомогательные машины. Так появились следующие модификации Centaur:        Centaur AA - самоходная зенитная установка (так наз. зенитный танк), на которую после демонтажа башни устанавливалась модифицированная башня танка Crusader AA. Существовали две модификации: машины Centaur AA Mk I имели башню от Crusader AA Mk II, а Centaur AA Mk П - башню от Crusader AA Mk III.        Вооружение составляла спаренная 20-мм установка Polsten (в отличие от Oerlikon на Crusader AA). Радиостанция часто монтировалась в корпусе, а на ее обычном месте размещался дополнительный боезапас. Построено около 200 единиц;        Centaur ОР - танк артиллерийских наблюдателей и корректировщиков. Оснащался дополнительной радиостанцией, телефоном и средствами наблюдения. Орудие заменялось деревянным макетом. Такие машины использовались в подразделениях управления и артиллерийских полках танковых дивизий;        Centaur ARV - эвакуационный бронетягач (БРЭМ). На месте башни монтировалась лебедка, а на корпусе - кран и полки для размещения баков с топливом, контейнеров с запчастями и т.п.;        Centaur Dozer не имели башни и оснащались отвалом. Применялись при сооружении укреплений и разрушении препятствий (типа рвов и т.п.). Отвал монтировался на раме, закрепленной по бортам, и опускался гидроприводом. Эти машины придавались (по одной) каждому эскадрону в танковой дивизии, а также саперным частям. Конструкция была разработана в 1944 г. и производилась фирмой MG Car Co. Небольшое количество таких машин поступило в незадолго перед окончанием войны;        Centaur Kangaroo - бронетранспортер - стандартный танк без башни, приспособленный для перевозки в боевом отделении пехоты (10-12 солдат). Переоборудованы несколько опытных экземпляров.        Как уже отмечалось, A27L в своем оригинальном виде в боях не участвовали. Исключение составляют только танки RMASG (Royal Marine Armoured Support Group - танковая группа поддержки морской пехоты). RMASG сформирована Королевским военным флотом в июле 1943 г. Согласно первоначальной концепции, танки группы (Centaur IV с 95 мм гаубицами) с демонтированными двигателями должны были устанавливаться парами на десантных баржах для поддержки с моря первой волны штурмовых отрядов морской пехоты в момент, когда корабельная артиллерия начинала переносить огонь в глубь обороны противника. После нескольких учений, завершившихся в феврале 1944 г. показательными маневрами, на которых присутствовали король Георг VI и генерал Монтгомери, эта концепция была изменена. На танки, которые теперь должны были десантироваться вместе с морской пехотой и поддерживать ее в глубине обороны противника, вновь установили двигатели. С 14 марта началась реорганизация RMASG: командиром группы стал бригадир Д.Н. Сандерс (после его смерти в июне 1944 - полковник Э. Д. Харви) и состояла она теперь из двух двухдивизионных полков (по 32 Centaur и 8 Sherman OP в каждом) и отдельного танкового дивизиона. Всего группа насчитывала 1075 чел. и 100 танков.        Во время форсирования Ла-Манша и высадки 6 июня 1944 г. (D-Day) группой потеряно 20 танков Centaur (в основном, затоплены). В первый день в боях участвовал 21 танк, затем прибыли остальные. Интересно, что для увеличения боезапаса этих танков к ним цепляли плавающие сани-прицепы, на которых перевозились 60 дополнительных снарядов к гаубице. Хотя первоначально планировалось использование танков морской пе хоты не далее 2 км от береговой полосы, они участвовали в боях до 21 июня, при необходимости поддерживая у р.Орн командос из 4-й бригады Special Service или взаимодействуя с 6-й воздушно-десантной дивизией. 24 июня RMASG была отведена в тыл (боеспособные танки переданы артиллерийским частям), а затем отправлена в Англию, где и расформирована в октябре 1944 г.Mk VIII Cromwell ( A27M)        Осенью 1941 г. на заводах BRCW в Бирмингеме, модернизируя первоначальную конструкцию А27 и приспосабливая ее к новому танковому двигателю Rolls-Royce Meteor и трансмиссии Merritt-Brown, был разработан новый проект крейсерского танка и вскоре построен первый прототип. 20 января 1942 г. танк вышел на заводские испытания.        В феврале начались испытания в Фарнборо. В течение двух месяцев интенсивной работы новый танк прошел 3500 км при обязательном пробеге в 1600 км. Серьезных поломок и повреждений не отмечено, а рапорты испытателей были однозначно позитивны и определяли новую машину как "исключительно хорошую".        В это же время были подписаны контракты на постройку первых 950 танков A27M, причем ведущей фирмой остались заводы BRCW. Однако из-за отсутствия достаточного количества двигателей Meteor первые танки оставили заводские цеха только в январе 1943 г.        Вскоре обязанности ведущей фирмы по обоим вариантам А27 (т.е. Cromwell и переходного типа Centaur) были переданы концерну Ley land. Но и он испытывал те же проблемы и значительные партии А27М начали поступать в войска только в середине 1943 г.Таблица 3. Производство танков Cromwell.        Летом 1943 года в учебном центре танковых войск в Бовингтоне были организованы сравнительные испытания английской и американской техники. В них приняли участие 14 машин -танки Centaur, Cromwell и Sherman (в вариантах М4А2 с дизельным мотором и М4А4 с пятью сопряженными карбюраторными двигателями). По окончании дневного пробега первыми в центр вернулись М4А2, за ними - М4А4, потреблявшие больше топлива и требовавшие дополнительной заправки на трассе. После короткого техосмотра их экипажи отправились отдыхать. В сумерках прибыли танки Cromwell и поздно ночью - Centaur. Эти машины нуждались в довольно длительном техническом обслуживании. В своем рапорте руководитель испытаний майор Клиффорд отметил, что он не хотел бы командовать подразделением танков A27L Centaur, ненадежных в эксплуатации и требовавших значи тельного обслуживающего персонала. Cromwell, утверждал он, мог бы стать ценной боевой машиной, но в настоящем варианте он может рассматриваться только в качестве испытательной модели, требующей дальнейших работ по доводке.Таблица 4. Производители танков Centaur/Cromwell. Nuffield - Nuffield Mechanisations and Aero Ltd., Birmingham;LMS - London, Midland and Scottish Railway, Crewe;Leyland - Leyland Motors Ltd.. Leyland, Lancashire, основной завод в Кингстон-апон-Темз, Surrey;Hariand - Hariand and Wolff Ltd., Belfast, Northern Ireland;Fowler - John Fowler and Co., Hunslet, Leeds;ЕЕ - English Electric Valve Co,. Stafford;BRCW - Birmingham Railway Carriage and Wagon Co., Birmingham;Metro - Metropolitan Carriage, Wagon and Finance Co., Ltd., заводы в Олдбьюри и Уэднесбьюри, Стаффордшир.        Такие работы велись параллельно с серийным производством. В начале февраля Leyland принял ряд усовершенствований конструкции А27М. Так, одна из новых моделей танка, так наз. "Боевой Кромвель" (Battle Cromwell), кроме улучшенных двигателя и трансмиссии, имела модернизированный механизм возвышения ствола башенного орудия, усиленное бронирование (дополнительные 6-мм бронеплиты под днищем танка), а корпус был усилен дополнительными внутренними связями. В другой модели, Cromwell Pilot D, изменены прежде всего, шасси и подвеска - танк получил усовершенствованные амортизаторы, более широкие гусеницы (что вызвало увеличение количества зубьев ведущих звездочек), катки с резиновыми бандажами типа Avon.        Упрощалась и технология производства корпуса и башни. Прототип танка с литой башней предложили фирмы Vauxhall (вскоре отвергнут) и Rolls Royce, проект которой носил название Cromwell Applique. В этой модификации на выполненные традиционным методом корпус и башню приваривались дополнительные бронеплиты, увеличивая толщину бронирования до 101 мм. Но и эта модель дальнейшего развития не получила, зато в BRCW началось серийное производство (в апреле 1944 г. построены первые 82 танка из 160 заказанных) варианта со сварной лобовой броней корпуса и башни (в дальнейшем башенная броня навешивалась на болтах) толщиной 101 мм. Этот вариант танка получил обозначение Cromwell Vw (w - welded, сварной).        Изменения конструкции танка привели к появлению 5 вариантов корпуса:        А - первый, оригинальный вариант с люками водителя и стрелка в крыше отделения управления;        В - корпус без одного бокового ящика и с люком стрелка, открывающимся вбок и вперед, модернизированной заслонкой над воздухозаборником в моторном отделении;        С - новая конструкция заслонки воздухозаборника над моторным отделением, более тонкие бронеплиты (там же), изменение формы надгусеничных крыльев;        D - изменение люка водителя и конструкции плиты над моторным отделением;        F -убран еще один боковой ящик с другого борта и люк водителя открывается вбок и вперед.Программа модернизации.        С конца 1943 г. - в связи с перевооружением тысяч танков как Centaur, так и Cromwell 75-мм орудием, а также в связи с заменой на A27L моторов Liberty двигателями Meteor и необходимостью внедрения множества позднейших усовершенствований конструкции и отдельных механизмов А27 - начался процесс модернизации почти всех машин обоих типов. В оригинальном варианте к концу войны остались лишь единичные экземпляры.        Модернизации подвергались не только танки, прибывавшие для капитального ремонта из учебных частей и полигонов, но и совершенно новые машины с небольшим пробегом, поступавшие из хранилищ мобилизационного резерва. Очередность модернизации (замена вооружения, двигателей и узлов) была произвольной, что привело к разнообразию типов модернизированных машин. В процессе развития и улучшения конструкции, а также модернизации в 1943-1945 гг. появились следующие модели и варианты танка Cromwell:        Cromwell I - первый серийный вариант. Корпуса 30 машин были выполнены из цементированной стали и вооружены 6-фунтовой пушкой OQF. Танки Cromwell IA имели корпус, идентичный с машинами Centaur I (иногда он именовался "тип С"). Серийное производство на предприятиях BRCW началось в феврале 1943 года. Первоначально танк получил обозначение Cromwell III в соответствии с системой, согласно которой все новые танки получали название Cromwell. В ноябре названия сменились:        Cavalier (A24) - бывший Cromwell I и Centaur (A27L) - бывший Cromwell II. Большинство танков этого типа, первоначально учебные, были позднее переделаны в модели V, VI, VII, VIII;        Cromwell II - опытный вариант танка получил гусеницу шириной 15,5" (394 мм) против 14" (355 мм) у предыдущей модели. Кроме того, на Cromwell II был снят курсовой 7,92-мм пулемет Besa Mk.II. Количество членов экипажа сократили до 4 чел. Всего построено 16 машин этой модификации;        Cromwell III - так обозначались танки Centaur I с 75 мм пушкой, на которых моторы Liberty были заменены на Meteor. Первоначально переделанные машины именовались Cromwell X. Корпус - "тип D". Модель использовалась исключительно в учебных целях, а затем модернизировалась в качестве модификаций IV, VI, VII, VIII;        Cromwell IV и IVw - первая основная модель, вооруженная 75 мм орудием. Этот танк выпускался в двух вариантах: либо машина строилась как Cromwell (перевооруженная модель I - III или изначально с новой пушкой), либо - модернизированный Centaur III с корпусом "тип D". Этот последний вариант был самым многочисленным и составлял основу вооружения танковых частей союзнических войск на первой фазе боев на континенте летом 1944 г. Cromwell IVw -машины со сварным корпусом "тип F.        Cromwell V и Vw - идентичны танкам модификации "IVw". При сборке использовалась исключительно сварка (на Mk.IV и IVw некоторые алементы собирались на болтах). Нижняя часть отделения управления литая. Машины модификации V обозначались также Vw (welded - сварные). Они имели лобовую броню корпуса и башни, усиленную бронеплитами до 101 мм. Всего выпущено несколько сотен таких машин;        Cromwell VI - танк поддержки с 95 мм гаубицей: с таким вооружением модель строилась изначально либо это был перевооруженный Centaur I или IV, либо Cromwell I и III. Гаубица имела длину ствола 20-21,8 калибра и общую массу 394 кг. Углы вертикального наведения - -5( +37). Начальная скорость снаряда - 328 м/сек. Боезапас - 51 снаряд. Построено около 200 машин;        Cromwell VII и VIIw - поздняя модель, появилась в сентябре 1944 г. в результате модернизации разных модификаций Centaur или Cromwell или строилась по прототипу модели - танку Cromwell Pilot D. Танки модификации VII имели усиленное бронирование (корпус "тип Е"), модернизированную подвеску, уширенные гусеницы (15,5") и усовершенствованную коробку передач. Максимальная скорость - 51 км/ч. Небольшое число танков модели VII имели корпус "тип F". Обозначение VIIw носили модернизированные танки Cromwell Vw;        Cromwell VIII - танк поддержки с 95 мм гаубицей. появился в результате модернизации Cromwell I, III, IV, V, VI, состоявшей в перевооружении (из пушечных вариантов) и увеличении толщины бронирования до 101 мм. Модернизировано несколько десятков машин.        Варианты специальных машин на базе танка Cromwell:        Cromwell ARV - несколько десятков танков первых вариантов (I-III) переоборудовали в эвакуационные бронетягачи или машины технической помощи - Armoured Recovery Vehicle. Лишенные башен танки оснащались складным краном грузоподъемностью 3000 кг. Могла устанавливаться и дополнительная стрела. В танковых полках, на вооружении которых состояли А27М, один такой тягач имелся в каждом эскадроне;        Cromwell Command - стандартные танки переоборудовались в командирские машины в двух вариантах - с сохранением башенного орудия и с демонтированным главным вооружением и снарядными стелажами. Во втором случае орудие заменялось деревянным макетом. В башне устанавливались две радиостанции "тип 19" (HP или LP), планшет для работы с картой и т.п. Танк предназначался для командования танковых бригад и дивизий; радиостанции позволяли поддерживать связь с командованием (корпуса, дивизии) и подчиненными (бригадой, полком). Внешне такая машина отличалась дополнительными антеннами (монтировались в различных местах) и емкостями на надгусеничных полках (3-4 канистры), а вблизи - отсутствием отверстия в дульном тормозе ствола макета. Часть таких танков изготавливалась в заводских условиях, часть - силами полевых мастерских, поэтому все они отличались друг от друга;        Cromwell Control - танки с башенным вооружением, оборудованные двумя радиостанциями "тип 19" (LP) и одной "тип 38" и предназначенные для командиров танковых разведполков; радиостанции позволяли поддерживать связь в дивизионной радиосети;        Cromwell Rear Link - танк с башенным вооружением, радиостанциями "тип 19" (HP) или "тип 38", являвшиеся передающими станциями в танковых полках;        Cromwell ОР - разоруженные, оборудованные дополнительными радиостанциями и приборами наблюдения подвижные наблюдательные пункты для офицеров-корректировщиков артог-ня в полках самоходной или буксируемой артиллерии танковых дивизий;        Cromwell CIRD - экспериментальные танки, дополнительно оборудованные канадскими круговыми минными тралами CIRD (Canadian Indestructible Roller Device);        Cromwell Prong - танк, оснащенный устройством Cullin Hedgerow Cutting Device для выкашивания проходов в живых изгородях (bocages), окружающих поля в Нормандии. Конструкцию создал американский сержант К.Дж. Куллин. Испытания проходили в Англии на танке Centaur III. Произведено 500 комплектов такого оборудования. По окончании боев в Нормандии устройства демонтировали;        Cromwell Crocodile - огнеметный танк, прототипы испытывались в конце войны;        Cromwell CDL - танк, оборудованный двумя мощными прожекторами (Mercury Vapour Searchlights), служащими для ослепления противника; экспериментальная конструкция.        Серийное производство А27М Cromwell закончено в январе 1945 г. Оригинальных танков (т.е. изначально имевших двигатели Meteor) построено около 1100. Значительно большее количество известных под этим названием машин появилось в результате модернизации и перестройки A27L Centaur. Однако точное их количество неизвестно до сих пор.        Конструкция Cromwell стала базой для разработки в 1942-44 гг. последующих моделей боевых танков различных типов и вариантов - крейсерских, поддержки пехоты и самоходных орудий. Большинство их остались в стадии проекта, некоторые осуществились в металле в качестве единичных прототипов и только три были приняты на вооружение и пущены в серийное производство:        А28 - проект Cromwell - вариант в версии танка поддержки пехоты - с усиленным бронированием, которое прикрывало и шасси, 1942 г.;        А29 - проект крейсерского танка массой 45 т. с 17 фн. орудием (облегченный вариант носил обозначение А29А), разработка У. Роботэма; 1942 г.;        А30 - в двух вариантах: танка и СУ. Танк, проект которого разработал также У. Роботэм, имел удлиненные на пару катков шасси и корпус. 17 фн. орудие устанавливалось во вращающейся высокой прямоугольной башне. Прототип изготовлен фирмой BRCW в 1942 г.; танк принят на вооружение по названием Challenger в качестве танка поддержки (для уничтожения бронированных целей). Объем серийной продукции ограничился 200 экз., построенных в 1943-44 гг. и применявшихся в боях на западноевропейском театре военных действий. Самоходная установка также имела поворотную башню, но со значительно более тонкой броней и открытую сверху. Корпус и шасси - другой конструкции. Прототип построен в BRCW в 1944 г.; машина принята на вооружение в качестве истребителя танков Avenger. Серия из 230 СУ поставлена войскам уже после окончания военных действий;        А31 - проект танка поддержки пехоты на бронированном шасси А27М, со сварным корпусом и башней, заимствованной у Churchill, 1942 г.;        А32 - Cromwell с бронированием по стандарту Churchill и более мощным шасси, масса машины - до 33 т; проект фирмы Rolls-Royce; 1942 г.;        А33 - так наз. штурмовой танк (Assault tank), известный под названием Excelsior, предлагавшийся для замены А22 Churchill. Проект 1942 года. В 1943 г. построены прототипы машины в двух вариантах. Модель фирмы English Electric - Pilot A - имела шасси и подвеску американского тяжелого танка Т1 и 57 мм орудие. Вторая модель, разработанная фирмой LMS и Rolls-Royce (Pilot В), была вооружена 75 мм орудием и имела подвеску типа RL. Масса обоих вариантов достигала 40 т., броня - до 114 мм (планировалось ее увеличение до 150 мм), у обоих шасси прикрывалось броней и устанавливались двигатели Meteor. Испытания обоих машин (велась разработка третьего прототипа, Pilot С, но до его постройки дело не дошло) начались в конце 1943 г., а в 1944 г. от дальнейших работ отказались. Pilot В экспонируется в танковом музее в Бовингтоне.        А34 - Cromwell с 77-мм орудием новой конструкции (фирмы Vickers)* в новой, больших размеров башне с развитой кормовой нишей. Проект Leyland 1943 г. В феврале 1944 г. построен прототип машины, после испытаний и доводки принятой на вооружение в качестве крейсерского танка Сомеt Серийное производство начато в сентябре 1944 г. параллельно с производством А27М и первые машины приняли участие в боевых действиях весной 1945 г. на территории Германии. В послевоенное время, до начала поступления в войска танков Centurion, Comet - основной танк британской армии. Снят с вооружения после 1959 г.;        * На самом деле его калибр был 76 мм, но чтобы не путать его с другими орудиями того же калибра, его стали называть 77-мм.        А35 - проект утяжеленного варианта А34, 1943 г.;        А36 - утяжеленный вариант танка Challenger - толще броня, усилена подвеска, 1943 г.;        A3 7 - вариант модели А33 с удлиненным корпусом и шасси, более мощным бронированием и 17 фн. орудием, 1943 г.;        А40 - утяжеленный вариант А30 (так наз. А30 "степень 2" или Challenger II), 1943 г.;        А42 - утяжеленный вариант А27М/А34, 1943 г.СЛУЖБА В ВОЙСКАХ         С осени 1943 г. танки Cromwell стали поступать в войска для обучения. Новые машины направлялись прежде всего в те части, которые должны были участвовать в уже планировавшейся операции Overlord, и предназначались стать основой вооружения разведывательных полков танковых дивизий. Остальные подразделения вооружались американскими танками Sherman. А27М получили разведполки Гвардейской танковой дивизии генерал-майора Э.Г.С. Эдейра (2-nd Batalion Welsh Guards), 11 ТД генерал-майора Дж. П.Б. Робертса (2-nd Northamptonshire Yeomanry), 8-й королевский ирландский гусарский полк (8-th The Kings Royal Irish Hussars), a также почти в полном составе знаменитая 7-я ТД "Крысы пустыни" (Desert Rats) генерал-майора Дж. Эрскина, которая в ноябре 1943 г. прибыла в Британию из Италии, где воевала на американских Sherman. Ядром дивизии была 22-я танковая бригада бригадира У. Хайда, состоявшая из трех полков: 1 RTR (Royal Tank Regiment - Королевский танковый полк), 5 RTR и 4-й полк йоменов графства Лондон (4-th County of London Yeomanry - Sharpshooters)*. В них в общей сложности насчитывалось 130 танков Cromwell III и Cromwell IV и 15 Cromwell VI.        Кроме этих частей, крейсерские танки придавались также штабным эскадронам в дивизиях и бригадах в качестве командирских и в составе так наз. взвода охраны - всего 10-12 машин. Как можно судить по разным источникам, штабные танковые парки всех вышеназванных дивизий комплектовались танками А27М разных моделей.        О вооружении группы поддержки морской пехоты танками Centaur речь шла выше. Здесь следует добавить, что после высадки в Нормандии разведывательный полк 6-й воздушно-десантной дивизии, до сих пор укомплектованный танками Tetrarch, был перевооружен двенадцатью А27М. Эта же танки состояли на вооружении польской 1-й ТД и чехословацкой танковой бригады.        Однако применение этих машин ограничивалось исключительно западноевропейским театром военных действий. Танковые части, дислоцировавшиеся в Северной Африке, получили всего несколько учебных машин; не воевали они и в Италии.        В СССР были отправлены 6 А27М различных версий, но заказа на поставку их в больших количествах не поступило. Один из этой шестерки, Cromwell IV, ныне экспонируется в танковом музее в Кубинке.БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ        Танк, как и всякая другая военная техника, создается для боя. Боевая жизь танков А27М Cromwell началась в день "D" 6 июня 1944 с началом операции Overlord.        Головная дивизия союзного десанта в Нормандии - 7-я Танковая - была, в основном, оснащена танками А27М. Задачей "крыс пустыни" был обход правого фланга обороны, прорыв фронта и выход в тыл противника. Быстроходные Cromwell лучше всего подходили для такого рода задачи. После высадки подразделения дивизии были сосредоточены на пляжах (это было не опасно - сопротивление Luftwaffe было уже чисто символическим). 8 июня 1944 года в бой первым пошел 5 RTR. Его задачей стала поддержка пехоты, "очищавшей" район стыка английских и американских частей на фланге пляжа Omaha. Эскадрон "А" под командованием майора Макдоналда двигался на Сюлли, а эскадрон "В" (майор Томас) уничтожал укрепления противника на дороге в Порт-эн-Бессин. Первые же столкновения показали, что бои среди живых изгородей, окружающих поля, совершенно отличны от определенных уставами танковых войск. Дистанции боя не привышали 50 метров, не раз командиры были вынуждены лично защищать свои машины от затаившихся за изгородями немецких солдат. Эскадрон "А" потерял два танка А27М, уничтожив шесть противотанковых орудий (из них два 88-мм).        Задержка с высадкой танковых сил союзников позволила командиру Panzer Lehr Division генерал-майору Ф. Байерлену усилить фланги своей дивизии и подтянуть подкрепления. 9 июня в Эллоне (между Тилли и Байе) заняли позиции немецкий танковый батальон и батальон панцер-гренадер. Утром 10-го в наступление перешли танки английской 22-й бригады из 7-й ТД. Танки двигались западным берегом реки Сель. После прорыва линии обороны 50-й пехотной дивизии немцев под Тилли подразделения бригады развернулись широким фронтом. 5 RTR находился на правом фланге, 4-й полк County of London Yeomanry (CLY) - на левом, а 1 RTR - в резерве. У Бернье-Бокаж два танка А27М эскадрона "В" из 5 RTR были уничтожены "Пантерами" Байерлена. На следующий день англичане сменили тактику. Теперь атаковали смешанные группы, состоящие из танков и мотопехоты. 12 июня в бой пошли А27М из 1 RTR. На следующий день атаковал 4-й CLY.        Показательным является бой 13 июня на улицах небольшого нормадского городка Виллер-Бокаж. "Крысам пустыни" противостояла неполная 2-я рота 101-го батальона тяжелых танков войск СС (101.SSsPzAbt). Командовал ею оберштурмфюрер СС М.Виттманн (Michael Wittmann). Утром 13 июня он лично направился на разведку северо-западного сектора обороны в направлении Баллеруа. На окраине Виллер-Бокаж Виттманн обнаружил подразделения 7-й ТД. Английские танки двигались по дороге № 175 в направлении высоты 213 и дальше на Кан. В этот момент экипажи танков и бронетранспортеров отдыхали. Виттманн решил обойти англичан и выяснить ситуацию в городе. Его "Тигр" двинулся вдоль западного берега реки Сель к Виллер-Бокаж и внезапно наткнулся на четыре стоящих Cromwell из штаба 4-го полка CLY. Открыв огонь, немцы уничтожили три английских танка. В их числе были танки командира полка подполковника Артура (последний как раз вышел из машины и осматривал высоту 213) и майора Кэррэна. Четвертый танк капитана Пэта Диаса сумел скрыться за домами центральной улицы городка (rue Clemenceau).Бой в Виллер-Бокаж, 13 июня 1944 г., первая фаза:1.- М.Виттманн въезжает в город;2.- М.Виттманн уничтожает три штабных танка 4-го CLY;3.- позиция танка капитана П.Диаса;4.- стычка с танками эскадрона "В" 4-го CLY;5.- бой с танком капитана Диаса;6.- обходное движение танка М.Виттманна;7.- бой с танками эскадрона "А" 4-го CLY        Минуту спустя в нескольких метрах от его машины, подставив борт, продефилировал танк Виттманна. Но англичане еще не успели сориентироваться в ситуации. "Тигр" двинулся по улице Клемансо. На перекрестке он столкнулся с танками эскадрона "В", стоявшими вдоль дороги на Комон. Англичане открыли огонь. Немецкий танк получил попадание от Sherman Firefly (командир - сержант Питер Локвуд). Виттманн приказал разворачиваться. В последовавшем затем поединке - на центральной улице сошлись Cromwell Диаса и PzKpfw VI Виттманна, английский танк был уничтожен, а броня "Тигра" выдержала два попадания 75-мм снарядами. Два танкиста из экипажа А27М погибли, раненый капитан Диас сумел добраться до позиций эскадрона "В".        Тем временем Виттманн, скрываясь за домами, направился к высоте 213. Там, на обочинах дороги № 175, располагались машины эскадрона "А". Первым выстрелом Виттманн поразил самого опасного противника - Sherman Firefly, a затем методично расстрелял остальные танки эскадрона. Всего было уничтожено более 20 танков (М5А1, Stuart, Cromwell, Sherman Firefly), 25 бронетранспортеров (М3А1 и Universal Carrier) и несколько противотанковых орудий. К немцам в плен попала большая группа англичан вместе с подполковником Кренли.        Во время этого побоища командир эскадрона "В" майор Эйрд направил взвод лейтенанта Билла Коттона, усилив его танком Sherman Firefly, выяснить обстановку в Виллер-Бокаж. На этот раз англичане пошли не по главной улице, а за домами. Выйдя к улице Клемансо, танкисты заняли огневые позиции и стали ждать подхода противника. Их усилили противотанковыми орудиями, замаскированными в кустарнике. Каждое орудие имело свой сектор обстрела, перекрывающийся с соседними секторами. Таким образом подступы к позиции полностью контролировались англичанами.Бой в Виллер-Бокаж, 13 июня 1944 г., вторая фаза:1.- обходное движение танков эскадрона "В" 4-го CLY;2.- огневая позиция взвода лейтенанта Б.Коттона;3.- атака немецких танков;4.- место столкновения        После разгрома эскадрона "А", невзирая на возможность засады, Виттманн вернулся в город. С ним были еще два "Тигра" и один PzKpfw IV Ausf.H (по-видимому принадлежащий к Panzer Lehr Division). Когда немцы появились на улице Клемансо, англичане открыли огонь. Танк Виттманна был остановлен 6-фунтовыми противотанковыми орудиями и экипаж оставил его. Второй танк уничтожил сержант Бремелл. Третий "Тигр" был подбит на перекрестке, а PzKpfw IV поражен английским танком в кормовую броню уже на выезде из города. Через несколько часов неподвижные немецкие танки были еще раз атакованы и подожжены штурмовиками "Typhoon".        Сражение на улицах Виллер-Бокаж сорвало окружение Panzer Lehr Division и прорыв фронта. Виттманн дал своим время подтянуть подкрепления и установить прочную линию обороны.        Танкам Cromwell, созданным для "крейсерских" операций, пришлось воевать в тесноте городских улиц, где не было места для маневра. В этих условиях явно выразились их недостаточное бронирование и неэффективное вооружение.        А27М Гвардейской ТД в составе XXX корпуса участвовали в операции "Garden". Это наступление союзных войск было предпринято для соединения с воздушным десантом, выброшенным в Голландии в ходе операции "Market". В боях у Неймегена англичане понесли большие потери.        В октябре 1944 г. 7-я ТД воевала к югу от Мозеля. Зимой 1945-го английские танковые части действовали на левом берегу Рейна. 1 и 5 RTR из 7-й ТД участвовали в атаке на Гинген (операция "Blackcock").        Танки Cromwell воевали до самого конца войны, хотя с декабря 1944 года их постепенно заменяли более совершенными Comet A34.        Последним аккордом боевой биографии А27М стало участие танков Cromwell из 11-й ТД в боях за Гамбург. К городу англичане вышли 3 мая 1945 года. А27М из Гвардейской танковой, 11-й и 7-й ТД участвовали в параде победы в Берлине в июле 1945 года. Библиография: И. Тесленко. Крейсерский танк CROMWELL. -Челябинск: "Танкоград", 1998 Энциклопедия танков.2010.
T: 0.241814237 M: 1 D: 1